Архив метки: ваххабизм

В Ставропольском крае застрелен Равиль Кайбалиев.

В Ставропольском крае недалеко от города Буденновска неизвестные застрелили заместителя имама поселка Кара-Тюбе Нефтекумского района Равиля Кайбалиева, сообщает краевое следственное управление СК РФ.

Трагедия произошла вечером 26 сентября. Кайбалиев возвращался из Буденновска к себе в село. Его автомобиль Nissan обнаружили на обочине дороги. Рядом лежал и сам погибший.

— Тело потерпевшего с многочисленными огнестрельными ранениями было обнаружено возле его автомобиля на участке местности, прилегающей к автодороге Прасковея — Ачикулак, — рассказали следователи.

По факту убийства заместителя имама возбуждено уголовное дело. Правоохранители рассматривают несколько версий убийства. Они не исключают и того, что заместитель имама мог повздорить с одним из участников дорожного движения, который и совершил расправу над священнослужителем.

Следователи уже осмотрели место убийства и изъяли предметы, которые имеют отношение к происшествию. Расследование уголовного дела продолжается.

 

 

Кстати

Приговор для белгородского имама-ваххабита

Во вторник Октябрьский районный суд Белгорода вынес приговор имаму Файзулле Исмаилову, которого признали виновным в незаконном обороте оружия и взрывчатки.

По решению российской Фемиды Исмаилов проведет за решеткой три года. Отбывать наказание он будет в исправительной колонии общего режима, передает «Интерфакс». Срок заключения будет считаться с момента задержания подсудимого — 13 декабря 2015 года.

Защита заявила, что удивлена решением суда. «Мы были уверены, что приговор будет оправдательным. На суде не было представлено доказательств вины моего подзащитного, не задавались никакие вопросы. Мы возмущены этим приговором и, конечно, будем его обжаловать», — сказал адвокат Исмаилова Андрей Сотников.

Он добавил, что защита будет требовать оправдания Файзуллы Исмаилова по всем статьям обвинения.

Напомним, имам белгородской мечети и член мусульманской религиозной организации «Мир и созидание» Файзулла Исмаилов был задержан в конце прошлого года. Тогда у 34-летнего священнослужителя при обыске нашли более 700 граммов тротила, осколочную гранату Ф-1, унифицированный запал для гранат, два пистолета ТТ, наган без номеров и три патрона. Также в молельном помещении белгородской мечети 12 декабря была обнаружена «литература экстремистского содержания».

Исмаилову инкриминировали ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 222-прим УК РФ («Незаконное хранение оружия и взрывчатых веществ»). Кроме того, ему вменили в вину ст. 20.29 КоАП РФ («Распространение экстремистских материалов»).

В минувшую пятницу суд заслушал последнее слово духовного лидера мусульман. О том, признал ли Исмаилов свою вину, а также о других подробностях не сообщалось из-за закрытого режима судебного процесса.

На последнем судебном заседании были оглашены лишь вводная и резолютивная части приговора.

Ранее, в феврале 2016 года, Октябрьский районный суд Белгорода признал Исмаилова виновным в распространении экстремистских материалов и оштрафовал его на 4,5 тысячи рублей.

Суд установил, что незаконная литература хранилась в кабинете имама, в шкафу, доступном любому прихожанину. Всего было изъято восемь книг, включенных в федеральный список экстремистских материалов. Один из прихожан рассказал сотрудникам правоохранительных органов, что брал запрещенные книги для чтения.

Файзулла Исмаилов пытался обжаловать решение районного суда о штрафе, но областной суд оставил его без изменения.

Тюремные джамааты. Взгляд со стороны.

В начале этого года Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) заявила, что намерена усилить в своих учреждениях борьбу с общинами радикальных мусульман — тюремными джамаатами. Эксперты Российского института стратегических исследований даже призывали создать отдельные зоны для исламистов, дабы лишить их возможности вербовать в свои ряды неофитов из числа заключенных. О том, что представляют из себя тюремные джамааты, за счет чего они существуют и как вербуют новых членов, в интервью «Ленте.ру» рассказал аспирант экономического факультета МГУ Виктор Луковенко. Недавно он освободился из мест лишения свободы, где провел более пяти лет.

«Лента.ру»: Где вы отбывали наказание?

Виктор Луковенко: Около года, с июля 2010-го, я провел в Бутырке. С одной стороны, это образцово-показательный столичный централ, но в целом — наиболее характерный пример московского СИЗО. Почти месяц длился этап через Челябинск и Красноярск в Бурятию. И четыре года в колонии строгого режима ИК № 8 в Улан-Удэ.

Каков национальный состав заключенных?

Если брать московские централы, то абсолютное большинство, процентов восемьдесят — это выходцы с Кавказа и из Средней Азии. Мне лично приходилось сидеть в камере, где из двадцати человек славян было только двое, прочие — азербайджанцы, грузины, таджики, узбеки, киргизы. Очень много «смотрящих» за камерами и даже за корпусами Бутырки из тех же азербайджанцев, например.

Конфликты на национальной почве случались?

Очень мало. Несмотря на все попытки сотрудников использовать этот фактор в своей оперативной работе, преступный мир понимает, что деление по национальному признаку — его слабая сторона, и все работают на то, чтобы это сгладить.

Но есть другой фактор, с которым трудно что-либо сделать, — религиозный. В СИЗО все чаще попадают радикально настроенные мусульмане из республик Северного Кавказа. Отношения между ними и, например, теми же азербайджанцами, которые в местах заключения в большинстве своем являются носителями традиционной воровской идеологии, мягко говоря, прохладные.

Что значит радикально настроенные?

Я человек не из этой среды, наблюдал ее со стороны, но, судя по всему, речь о салафитах (исламское фундаменталистское течение, пришедшее в Россию в 1990-е годы из арабских стран — прим. «Ленты.ру»). Они и внешне выделяются — отращивают длинные бороды, бреют усы, подворачивают штаны и так далее.

Насколько их много и как складываются отношения с прочими заключенными?

Численно салафиты, если брать именно активных, объединенных в джамааты (общины — прим. «Ленты.ру»), составляют порядка пяти процентов обитателей московских централов. Их не так много, но они сплочены и хорошо организованы, идут на конфликты даже с ворами. Бывали драки и не раз. Когда, например, в камере сидело десять на десять радикальных мусульман и представителей преступного мира. Если в камере преобладают мусульмане, они устанавливают свои правила. Отказываются, например, переправлять в другую камеру сигареты. А это так называемая «дорога», на которой и зиждется все существование в тюрьме.

Часто ворам приходилось отступать под натиском агрессивной молодежи. Бывали драки и на сборках (при перевозке заключенных — прим. «Ленты.ру»), и опять-таки, радикальные мусульмане не раз выходили победителями, поскольку многие из них, надо отдать им должное, готовы идти до конца. В результате к этим немногочисленным группам подтягиваются по национальному признаку и те выходцы с Северного Кавказа, которые на воле не испытывали особого интереса к религии.

Радикальные мусульмане чаще конфликтуют именно с преступными авторитетами?

Со всеми, кто препятствует введению их правил. Стоит заметить, что в случае национальных конфликтов воры не раз заступались за немногочисленных славян, понимая, что сегодня они отдадут их «на съедение» радикальным мусульманам, а завтра те возьмутся и за них. Кое-где так уже и происходит — по слухам, есть лагеря в Ростовской области, на Северном Кавказе, где преобладают салафиты, живущие своими джамаатами. Они отрицают воровские традиции, не скидываются в общак (об этом рассказывали заключенные ИК-2 в городе Шамхал в Дагестане, — прим. «Ленты.ру»). Отчасти это на руку сотрудникам колоний, которые покровительствуют отдельным радикально настроенным мусульманам, чтобы вбить клин между заключенными.

Так получается. Многие сотрудники и вовсе обязаны своим карьерным ростом принадлежности к северокавказским диаспорам. Я сталкивался с оперативными работниками чеченского происхождения, которые за счет своих национальных связей решали служебные задачи, быстро получая звезды на погоны. Причем, попадая на работу в СИЗО и в лагеря, они не просто «прикрывают» там своих, но занимаются распространением идей радикального ислама среди славян, что я наблюдал лично.

Можно предположить, что в ряде случаев администрация СИЗО продуманно собирает в отдельных камерах салафитов, чтобы при необходимости использовать их как «пресс-хаты» для непокорных славян. Так сказать, quid pro quo, услуга за услугу. В целом, сотрудники администрации СИЗО ведут себя с салафитами подчеркнуто корректно, несмотря на зачастую вызывающее поведение со стороны последних.

По каким статьям обычно сидят исламисты, какие у них сроки?

Я не раз пересекался с молодыми дагестанцами, почти всегда они идут по одной статье — разбой в особо крупном размере, сроки по 15-20 лет. Возраст обычно 18-20 лет, один и тот же сценарий преступления — приезжают группой в Москву, совершают очень дерзкие вооруженные нападения на ювелирные точки, банки и т.д. Всеми возможными способами они добивались перевода для отбывания срока в какую-нибудь из северокавказских республик. Откровенно объясняли: «Мы едем на Кавказ, там отсидим три-четыре года, решим вопрос через волю, выйдем на свободу и вернемся к своим делам». Отправку на Урал или Сибирь они воспринимали как конец света — там быстро освободиться невозможно.

Члены тюремных джамаатов как-то афишируют свою связь с боевиками на Северном Кавказе?

Те же молодые дагестанцы, о которых я говорил, прибывают в тюрьму уже радикально настроенными мусульманами. Не скрывают в разговорах, что часть награбленного они отправляли домой на Кавказ, как они говорят, «на джихад».

В этой среде весьма популярен певец Тимур Муцураев, воспевавший «подвиги» дудаевских боевиков. Члены джамаатов не раз с целью пропаганды открыто демонстрировали с мобильных телефонов ролики с изготовлением взрывных устройств, пропагандистские ролики «Исламского государства» (запрещенного в России — прим. «Ленты.ру»). Когда телефоны отнимали, там находили также снятые боевиками ролики с отрезанием голов русским солдатам и прочее в том же духе.

Вы отбывали срок в период становления «Исламского государства». Как реагировали на эти события лагерные салафиты?

Когда в тюрьмы и лагеря просочилась информация о том, что в Сирии «Исламское государство» провозгласило халифат, джамааты встрепенулись. Многие, особенно из неофитов, не скрывали восторга, заявляя, что после освобождения поедут туда воевать. Они так и поступают — я знаю конкретные случаи. Что меня удивило, так это равнодушие ко всему этому со стороны администрации ФСИН.

Среди кого вербуют сторонников тюремные джамааты и как это происходит?

В своей национальной среде они не замыкаются, пытаются вербовать и славян, и азиатов. Правда, в силу ментальной установки на лидерство, внутри джамаатов кавказцы все равно занимают главные позиции, прочие — как бы второго сорта.

Поэтому неофиты стараются проявить себя, повысить статус в джамаате и изначально готовы на самые радикальные поступки. Лидеры численно небольших тюремных джамаатов часто исподволь используют это в конфликтах с администрацией и ворами. Неофитов провоцируют на драку с конкретным сотрудником администрации или вором, который, якобы, «не любит Аллаха». Провокатор попадает в карцер, получает иные наказания. Но влияние джамаата в тюремной среде укрепляется.

Что дает заключенному джамаат?

Неофит меняется не только внешне (борода и т.д.). Он становится более уверенным, так как за ним стоит целый джамаат. Его члены благодаря финансовым возможностям часто лучше питаются. В лагерях в силу своего особого статуса отказываются от общих работ, либо как-то договариваясь с ворами, либо идя на открытый конфликт с ними.

Члены джамаатов усиленно занимаются спортом — это неотъемлемая часть их подготовки. В Бутырке есть спортзал, но это платно, и ходят туда в основном мошенники, среди них популярен фитнес. А вот в лагерях сами заключенные оборудуют для себя «качалки». На всех их не хватает, и там обычно занимаются те, кому позволяет это администрация. Салафиты такую возможность в ИК-8 имели в силу наличия финансов и связей с сотрудниками. Более того, в ИК-8 при запрете руководства на ввоз спортивного питания джамаатовские находили возможность нелегально доставлять в лагеря крупными партиями протеины, специальные спортивные добавки для наращивания мышечной массы.

Каково у них отношение к исламскому духовенству?

Презрительное, подчеркнуто негативное. Еще когда я находился в Бутырке, по телевизору в камере показывали новостной репортаж о встрече мусульманского духовенства то ли с президентом, то ли с премьер-министром. Реакция была резко негативная, телевизор сразу выключили. Приходилось слышать и соответствующие реплики.

В ИК-8 в 2013 году открылась молельная комната для мусульман, для совершения там богослужений приходил представитель официального духовенства, татарин. Желающих помолиться с ним нашлось немного…

Были моменты, которые как-то по-особенному врезались в память?

Два момента. Первый — это постоянные переклички до и после намаза «Аллах акбар!» между камерами в Бутырке. Этот клич, пролетавших по централу от одной решетки до другой, имел в том числе конкретной целью психологическое давление на прочих заключенных и администрацию через демонстрацию многочисленности и единства салафитов. Единственный день в году, когда мусульмане просто молчали — это Пасха, знаковый день и для славян, и для грузин. По старой тюремной традиции в этот день «смотрящий» по камере обращался к ее обитателям с поздравлениями, и между камерами звучала перекличка «Христос воскресе!»

Второй момент, очень знаковый — в июне 2010 года я вышел на прогулку в Бутырке и услышал восторженные крики «Аллах акбар!» и поздравления радикальных мусульман друг другу. Оказалось, что так они празднуют убийство полковника Буданова, застреленного в Москве.

Понятия радикальный Ислам не существует!

 

Сегодня, очень важно, точно и максимально верно понимать, что такое современный «Ваххабизм». К сожалению, даже большинство мусульман не понимают, что эта сатанинская секта, вообще не имеет никакого отношения к Исламу. Большинство совершенно искренне считают ваххабизм, в том числе и с подачи журналистского сообщества, «радикальным Исламом». На самом деле, нет такого понятия в действительности, как «Радикальный Ислам», это очередное клише, созданное СМИ, возможно по своей безграмотности и неосведомленности. Применение несоответствующих действительности терминов может привести к разжиганию межнациональной и межрелигиозной ненависти.

Но, что говорить о журналистах, если даже некоторые муфтии называют Ваххабизм — радикальным Исламом. Вот и получается, что за омерзительные и отвратительные поступки провокаторов, сегодня вынуждены оправдываться мусульмане, которые в принципе вообще ни при чем. Ваххабизм, это псевдо-исламская секта, синтетически созданная на основе смешения различных религиозно-философских отклонений и религиозных течений в самом Исламе и при этом с обязательным уклоном в радикализм и провокацию.

Современный Ваххабизм, не имеет ничего общего даже с учением Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, это синтетический гибрид из Ислама, учений Ваххаба, сайентологии, протестантизма, иудаизма, сатанизма и идиотизма. Например, в традиционном Христианстве, давно отделили и категорически запретили считать Христианством американские религиозные новоделы по типу: мормонство, свидетелей Иеговы, сайентологию и тому подобные сектантские сентенции на христианские темы. Никому и в голову не придет вступать с ними в религиозные споры, или считать их «радикальными христианами». Им давно дано четкое определение – «Ересь, и к нам она не имеет никакого отношения». Невозможно себе представить, чтобы в православном храме, стал выступать сайентолог.

К сожалению, большинство мусульман, возможно по своей безграмотности принимает ваххабитов за своих братьев, они имеют возможность читать проповеди в мечетях и мусульманских общинах, общаться с верующими на равных. Каждый раз, когда ваххабиты говорят о Коране, или цитирует суры из Корана, нужно понимать — это всего лишь попытка ввести всех в заблуждения, попытка выдать себя тем, чем они никогда не являлись.

Вступать с ними в богословские споры совершенно бессмысленная затея, так как вы разговариваете не с заблудшим братом, который запутался в изучении Корана, а с злонамеренным провокатором, который использует священные понятия для достижения своих целей.

Изучайте религию, не поддавайтесь на провокации.

Источник

Пленницы

Женских имён в Афганистане гораздо меньше, чем мужских, в основном это имена, связанные с мужской самостью, имеющие дальнюю связь, по мнению афганского человека с райскими гуриями и прекрасной сексуальностью в быту, — что выдаёт ассоциативный ряд и местная культура взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

Человеком же в Афганистане естественно является мужчина, а не женщина, — та лишь физиологически может подтвердить свою причастность к роду Адама, будучи приравненной по несправедливости мужа к собаке или другому скоту.

Бутон, Красивая, Розоликая, Прекрасная, — всё это женские афганские имена. Иногда можно встретить и другие, например “уважаемая” (Шарифа) или “достойная” (Шаиста), но их не много, по сравнению с мужскими. Мужские имена склоняются больше в сторону избранности, оторванной от материальных утех, претендующие на роль быть избранниками Божьими. Данный Аллахом, Свободный, Милостивый, Благородный, Любимый Аллахом, Добро Аллаха и др.

В самой идее избранности и восхваления Бога в имена — нет ничего плохого, это можно увидеть в самых различных культурах, в том числе ветхозаветной, но в Афганистане совсем другая ситуация – несоизмеримое сложное отношение двух полов. Один должен ублажать, а другой властвовать, ибо как говорится в одном хадисе: «Даже если женщина вылижет гной, текущий с тела мужчины от макушки до кончиков пальцев, то и тогда она не сможет оплатить свой долг перед мужчиной».

Конечно же, данный хадис был придуман “озорными” насильниками для того, чтобы оправдать свою фантазию, в разы превосходящей изощрённое западное порно с элементами садизма, под благовидным объяснением, что эти слова говорил посланник Бога. На самом деле, посланник Всевышнего не говорил ничего подобного, как и не говорил прочих мерзостей, которые сегодня ему приписываются.

Коран – слово Господне, описывает вселенную с её законами, призывает человека задуматься над сотворением небес и земли, увидеть через простое сложное. Дикари сочли это предложение вызовом всему миру, они увидели простое как противопоставление всему инновационному, но не получили ничего кроме примитивизма.

Мифологическое мышление, свойственное язычникам, смешанное с культом азиатского патриархата привело к различным измышлениям и клевете на Бога и его пророка. К примеру, то, что планета Земля держится на некой “рыбе”, чья печёнка ожидает первых гостей рая. И это не шутки, — это то, что сегодня претендует на звание быть “достоверным”, переданным из уст пророка и праведников. Не помешанный, конечно, заподозрит что-то неладное, но в системе “кнута и пряника” такое здравомыслие просто не нужно.

В “исламских” странах, в частности в Афганистане – идиллии суннитского ислама, ложь настолько смешалась с реальностью, пропитанная подобно окровавленному бинту избиениями и страданиями женщин, что моральная и адекватная рефлексия на отношение полов – невозможна, она может быть только в отношении источника самого зла, противоположного цветущим бутонам и всему прекрасному. Впрочем, ислам противоречащий Корану существует не только в суннитских странах, но и в шиитских; тот же Иран облёк миллионы женщин (на страдания) в паранджу не через богобоязненность, а через революцию.

Даже если бы эта идеология, основанная на вымыслах и девиациях, была изолирована подобно рыбе в жестяной банке, всё равно нельзя было бы оставаться равнодушным. Это только на первый взгляд кажется, что за нескончаемо безразмерной материей бурок афганских женщин, скрывающих множественные синяки и побои нет сердца и души. Они – жертвы изуверов, узницы отобранного права быть почитаемой матерью и свободной личностью.

Апологеты мифологизированного мусульманства, не имеющего никакого отношения к исламу, любят демонстративно возвышать женский пол до определённой рамки в своих лекциях, показывать фотографии счастливых традиционных мусульман в никабах и с короткими штанами, позиционируя себя паиньками, предлагая тем самым иную версию суннитского ислама, отличную от практикуемой в “исламских” странах. Особенно это распространилось в европейских странах, где общечеловеческие ценности превалируют над дикими обычаями прямого насилия над женщиной, где нельзя фактически согнать женский пол в стадо и хлестануть плёткой.

Проблема заключается в том, что сегодня многие мусульманские женщины находятся в плену у психопатов. Здесь не идёт речь о вопросе гуманистических принципов и нарушениях прав человек, речь идёт о самом что ни на есть рабстве.
Согласно статистике, сегодня в Йемене и Афганистане девочек выходят замуж до 12 лет – 5-20%. Вряд ли это говорит о том, что девочки пошли на такой “брак” добровольно. Под браком я понимаю сознательный и добровольный союз, заключённый между двумя полами. Что же касается заключения “браков” с маленькими детьми, то это, по сути, является сексуальным рабством. Девочки в таких странах могут быть проданы 80-летнему старику за невозможность вернуть денежный долг.

Любители маленьких детей и их сочувствующие любят приводить хадисы (рассказы), в которых говорится, что пророк Мухаммад женился на Аише в момент, когда ей было 6 лет, а вступил в половую связь, когда ей было 9 лет. Исследователи и историки опровергли данный баналитет на право насиловать детей. Магистр социальных наук университета Лидс Жанар Нагаева, а также магистр политологии Анкарского государственного университета Галым Жусипбек считают, что возраст Аиши на момент бракосочетания с пророком был примерно 17-19 лет, но никак не 6 и не 9, о чём говорится в статье “ Возраст замужества Айшы, узость мышления и опасность религиозного «литерализма».

Практически весь хадисический свод, где упоминается слабый пол подобно вавилонской башне выстроен из рассказов блудников и тиранов, не имеющих отношение к пророку. Это своего рода сублимация “сейчас я преподам тебе урок” в “Божий гнев” и “советы пророка”. Если бы мусульманские женщины знали, что Аллах разрешил им одевать украшения, не предписывал им удовлетворять своего мужа в любое время дня и ночи вопреки своему желанию, носить паранджу с хиджабами и, даже дал возможности занимать посты в правительстве, — то вероятно всего, ничего бы не изменилось, потому что их рабовладельцы учли и это, придумав себе оправдание – толковать Коран может только рабовладелец.

Афганистан у многих мусульман ассоциируется с героическими подвигами талибов, противостоянием с западными захватчиками. Как правило, создание героического эпоса начинается с деятельности талибов, направленной на борьбу с наркоторговлей, а заканчивается соблюдением всех “канонов” ислама. На то, что женщины должны ходить в мешках, девочки продавать свою молодость старым мерзавцам, не учиться и деградировать почти никто не обращает внимания. Мировое сообщество смотрит на это как на данность, на отдельную цивилизацию и народ, не понимая, что это явление не имеет отношение к исламской религии, а является застоем больного общества.

Возможно, современные “мужчины” оправдывают или принимают завуалированное насилие над женщинами ввиду обнаружения экстатического в ультранасилии. Это трусы, которые чувствуют своё явное преимущество над женщиной, но не могут реализовать свою жестокость над ней в виду многих причин. Другие же просто стараются не придавать этому значения, считая, что положение женщин в “мусульманских” странах связано c военным и прочими кризисами. А если и задумаются, то пойдут к мулле или прочитают традиционную литературу, которые их тут же переубедят.

Смута в Волгограде

Надо понимать, что взрывы в Волгограде дело рук не только обезумивших ваххабитов, управляют этим всем определенные западные полит-стратеги, имеющие свеженапечатанные долларовые фантики для захвата новых ресурсов, для чего они устраивают настоящую фитну (смуту).

Идеология этих преступлений не выдерживает никакой критики. Недоумок Соколов сказал, «приоритет, то, что они – неверующие». Посмотрим список погибших и пострадавших от его и не только его рук:

1.Приходченко Юлия Андреевна, 5 мая 1991 года рождения,

2.Попадинец Мария Ивановна, 17 октября 1995 года рождения,

3.Михайлова Елена Анатольевна, 23 июня 1984 года рождения

4.Конева Виктория Сергеевна, 1993 года рождения,

5.Литвиненко Кирилл Игоревич, 07 апреля 1995 года рождения,

6.Ледков Максим Юрьевич, 11 ноября 1996 года рождения.

1. Абдрахманов Назир Джелялиевич 59 лет

2. Алиев Наил Наиб Оглы 16 лет

3. Браниште Сергей Кириллович 47 лет

4. Веренич Алексей Александрович 15 лет

5. Верещагина Татьяна Ивановна 59 лет

6. Ворфоломеев Роман Григорьевич 17 лет

7. Гнусов Никита Игоревич 16 лет

8. Гуреева Виктория Викторовна 34 года

9. Дворянова Анастасия Михайловна 16 лет

10. Дьяконова Анна Анатольевна 71 год

11. Карпенко Олег Эдуардович не госпитализирован 46 лет

12. Кожухов Владимир Михайлович 61 год

13. Коловоротный Сергей Борисович 16 лет

14. Копцев Николай Михайлович не госпитализирован 70 лет

15. Копцева Антонина Николаевна не госпитализирован 74 года

16. Коренькова Анна Петровна 78 лет

17. Кувшинов Дмитрий Валерьевич 16 лет

18. Кушнир Ирина Игоревна 31 год

19. Мальмин Александр Дмитриевич 15 лет

20. Миронова Елена Ивановна 54 года

21. Неизвестная . . 50 лет

22. Осадин Александр Евгеньевич 16 лет

23. Поваляев Александр Игоревич 16 лет

24. Субботина Зоя Трофимовна 86 лет

25. Шмиц Анатолий Владимирович 31 год

26. Шмиц Дмитрий Анатольевич 1 год 10 месяцев

27. Шмиц Лилия Александровна 27 лет

28 . Юдин Дмитрий Александрович 16 лет

29.12.13 на ж/д вокзале (остальных пока что не опознали)

1. Парапонова Ирина Павловна 1994 г.р.

2. Маковкин Дмитрий Александрович

3. Сущев Леонид Николаевич, 1986 г.р.

4. Щелкунов Иван Николаевич 1990 г.р.

5. Назаров Тамбулат Эрганович 1960 г.р.

6. Задорин Андрей Александрович, 1965 г.р.

Несколько человек – явные этнические мусульмане. Есть ребенок, который вообще не мог в принципе ничего сказать по причине непонимания. Как можно просто так вредить людям, если у некоторых из них в принудительном порядке собирают налоги с заработанных средств к существованию на обеспечение государственных нужд?

«Не убивайте душу, которую запретил Аллах, иначе, как по праву» (примерный перевод смысла, Коран, 17:33)

У меня в паспорте после принятия ислама остались русские ФИО, и я не собираюсь их там менять, потому как не считаю это необходимым, мусульманское имя у меня также есть, с ним я предстану перед Богом в Судный День. И одеваюсь я как обычный человек, то есть точное количество погибших мусульман известно только Богу. А находиться в месте, где живут немусульмане, не запрещено. Всевышний Аллах специально создал ангела смерти Азраила и в назначенное время у определенных людей вне зависимости от причины смерти душа забирается из тела. А попасть в рай, убив себя в Исламе — невозможно, мусульмане не камикадзе. Да и выиграть т.н. «войну», убивая из 140 миллионного населения случайных людей невозможно, можно лишь разозлить оставшихся.

Тот, кто убил другого не по праву, забирает на себя его грехи. Ведь убитый мог раскаяться. Ваххабиты взяли на себя функцию палачей, хотя их самих надо убивать, как говорил сам посланник Аллаха (с.а.с.).

Какая польза от таких убийств исламу? Только вред. Люди будут смотреть на девушках в хиджабах со страхом, где-то могут начать расправу над всем, что имеет отношение к Исламу. Очевидно, что теперь власти предпримут беспрецедентные меры к дагестанцам, примут новые законы. Тем же котровским и им подобным также придется несладко, добавится работа «правозащитникам».

Что нужно делать? Не бояться. Потому как все это совершают трусы, исподтишка, когда не ждешь в самое незащищенное место. Нет никаких нормальных доводов. В их словах есть цитаты из Корана и высказывания пророка Мухаммада (с.а.с.), но нет никакого здравого смысла в их применении к определенной ситуации. А может ли он быть с душой, в которой главенствует ненависть и злоба? Только она и движет ими в их зверствах.

Если бы с детства государство в школах и родители дома обучали мусульман настоящему традиционному Исламу, то это стало бы прививкой от появления таких живых торпед. Если бы каждый полицейских мог за пять минут разговора понять, кто перед ним – ваххабит, суннит, шиит или суфий, то эффективность их работы была бы выше. Если бы нашлись в Совете Муфтиев люди, которые разъяснили бы Путину, немало сделавшего для мусульман России и арабских стран (как он и говорил в теме о хиджабах, что их нет в нашей культуре Ислама и в то же время мы будем слушать наших муфтиев), что мусульманки обязаны покрываться, но не должны превращать это в показуху и др., одеваться во все черное и т.д. Хиджаб — это состояние души, избегающей прелюбодеяний и разврата, а также защита от изнасилования. Предполагаю, что при этом государственная политика была бы другой и не было бы недопониманий по поводу хиджабов в школах и т.д. (И, возвращаясь к старому кудахтанью на ваховских сайтах, делать дуа за Путина — правильно, потому как в этом дуа мусульманин просит наставления правителя на истинный путь и справедливость в его правлении. А тот, кто хочет смуты не сможет молить Бога о таком из-за своего душевного состояния.)

Не хватает порядка и определенных адекватных мер, поэтому и происходит такое. И по новостям многое не показывают, наверняка ФСБ и верхушка МВД обсуждают, что предпринять, ведь в отставку никто не хочет, потому как политики, не обеспечивающие безопасность в обществе надолго у власти не остаются.

А до тех пор мы все будем печалиться. Но скоро придет время, когда будут печалиться ваххабиты и все, кто с ними.

Хлам ислама (Взгляд с Запада)

Об авторе: Даниел Гринфилд (Daniel Greenfield) – журналист, занимается исследованием радикального Ислама. Живет в Нью-Йорке. Работает над книгой о вызовах, которые брошены Америке на мировой арене 21-го века.

Два года назад в Каире, крупнейшем городе арабского мира и, как назвал его Обама в своей каирской речи, «бессмертном городе», разразился тяжёлый мусорный кризис. У него была очень простая причина: свиней, поедавших органические отходы, перебили, чтобы «предотвратить распространение свиного гриппа».

Свиньи, жившие в «Мусорном городе» Каира, служили «заводом» по переработке органики и пищевым ресурсом для «Забалин» — семей христиан-коптов, маргинализированных исламским обществом, и живущих тем, что удастся добыть переработкой мусора — отделяя органику от неорганики, скармливая годные в пищу отходы свиньям и перепродавая остальное. Система работала до тех пор, пока существовали свиньи. Как только не стало свиней, улицы Каира утонули в мусоре.

Возможно, многие окажутся шокированы, осознав, что функционирование системы сбора и переработки мусора в крупнейшем мегаполисе арабского мира, столице того, что называют «арабской исламской цивилизацией», зависит от касты «неприкасаемых» мусорщиков, начинающих работать в возрасте восьми лет, и принадлежащих им хрюшек. Они-то и спасают город от погружения в бездну мусора.

Это даже не средневековые — это доисторические «технологии», какой-то Бронзовый век. И всё это потому, что арабские и мусульманские народы не создали цивилизации в современном смысле этого слова. Они застряли в родоплеменном строе, их инфраструктура представляет собой фрагменты и осколки, доставшиеся им от проклятых колонизаторов, — ошмётки технологий, которые никогда не работали, как следует, и перестают работать вовсе, как только они окончательно «адаптируют» их под себя. Это выморочное наследство тонким слоем покрывает мрачное, примитивное, пронизанное безысходностью и насилием левантийское прозябание, основанное не на нравственности, а на трайбализме. А под всем этим — свиньи. Уничтожьте свиней — и всё окончательно рухнет.

Дело отнюдь не только в горах вонючего хлама на улицах Каира. Арабский и мусульманский мир экспортирует куда боле опасный мусор в виде иммиграции и радикализма, а мы — эдакие забалины, — христиане, евреи и все остальные, — обязаны всё это разгребать.

Едва ли не каждый арабский властитель балансирует на лезвии бритвы — между соблюдением государственных интересов и мусульманских законов, экспортируя к нам безумных «муджахеддинов». Никогда не знаешь наверняка — то ли арабские правительства спонсируют живые бомбы в Тель-Авиве, Москве и Мадриде да бесноватых проповедников джихада в мечетях Осло и Манчестера, то ли Аль-Каеда захватывает самолёты, чтобы атаковать Манхэттен. Не зная, что ей делать со всем этим барахлом, не умея и не желая его перерабатывать, родина ислама вышвыривает его вон — пусть его прибьёт к чужим берегам, пусть кто-нибудь другой решает проблемы.

«Не допускайте гражданской войны — развяжите мировую», — гласит девиз царствующих домов Саудовской Аравии, ОАЭ и прочих арабских и мусульманских правителей и диктаторов, протягивающих Западу одну руку за подачками, а другой — подсовывающих ему исламских террористов. Так они выпихивают свой взрывоопасный мусор — словно пересаживают кочевряжащегося мальца на чужие колени. Чем больше озлобленных молодых людей — борода кульком — вываливается за пределы исламского мира, надеясь вцепиться в глотку американскому солдату, зарезать еврейскую семью или заживо сжечь тайского учителя-буддиста, тем легче дышится королевской семье аль-Фейсалов, позволяя им в тишине и покое подсчитывать нефтяные барыши и скупать себе Лондон и Манхэттен кварталами.

Что им удалось создать, очень похоже на каирскую мусороперерабатывающую свиноферму — правда, этот «завод» экспортирует террористов на Запад, где они куда меньше грозят тысячам «принцев», громоздящих тысячи дворцов на берегах сочащегося нефтью Персидского залива. Сами же правители притворяются паиньками, не забывая выставлять бесконечные счета за «услуги» по «снижению напряжённости». Доходы от этого механизма позволяют им жить припеваючи на свои непомерные нефтяные барыши, попутно наживаясь на экспорте ядовитой мерзости ислама, превосходно конвертируемой в хрустящую наличность.

Ах, да, ещё — иммиграция. Запад обеспокоен низкой рождаемостью. В противоположность ему, умма страдает от её неумеренных темпов. Западная медицина блестяще справилась со снижением детской смертности и ростом продолжительности жизни, в то время как сами исламские страны не знают и не понимают, что им делать со всем этим «лишним» народом. Вся их социальная и экономическая система основана на семейных и клановых связях, экономика откатов и взяток непривлекательна для инвестиций; добавьте сюда длинный список исламских запретов — и станет понятно, почему мусульманские страны не могут предложить своему растущему населению никаких разумных перспектив. Ну, так они экспортируют его на Запад!

И кто же эти люди, что едут к нам? Задавленная запретами талантливая молодёжь, стремящаяся к свободе? Не так, чтобы очень задавленная, не слишком талантливая и не особо стремящаяся к свободе. Иммиграция на Запад позволяет исламским режимам избавляться от тех, кто, находясь внизу социальной лестницы, не имеет перспектив, или от тех из среднего и выше среднего класса, кто с большим интересом слушает лекции джихадёров, чем гейдельбергских профессоров, и вместо постановок артхауза торопится в мечеть с имамом побесноватее. С такой «продвинутой» молодёжью Пакистан и Египет расстаются с большим удовольствием. Пусть у Запада от них голова лопнет.

Это паршивый механизм, но трудно предположить, что мир, чья столица может быть погребена под слоем мусора из-за недостатка свиней, в состоянии произвести нечто большее. Мусульманские набобы экспортируют собственный мусор, который Запад с благодарностью принимает. Они преследуют сразу две цели: получить прививку от внутреннего исламского терроризма и подготовить почву для грядущего торжества Халифата. Другими словами, копают нам с вами могилу. Беспроигрышная стратегия — ну, пока живы свиньи, конечно.

С точки зрения «умеренных» мусульман, о которых мы столько слышим со всех сторон, Бин Ладен, разумеется, перегнул палку, — устроив заварушку, поставил их под удар. В результате система дала сбой, и дьявольский круг порвался. Слишком, слишком рано, расстроенно шепчут они. «Умеренные» мусульмане не возражают, чтобы американцев и всех остальных убивали. Они возражают против того, чтобы террористы слишком сильно нас пугали. А вдруг мы, чего доброго, разберёмся, что происходит?

Их цель — построить халифат из дерьма, превратить Европу, Америку, Канаду, Австралию в кучу гуано, кипящую терроризмом, исламским радикализмом и мусульманами-иммигрантами. Мусора должно быть достаточно, чтобы громоздить там и сям минареты, лепить из него шариатское царство и уничтожить, наконец, Запад. Ну, а когда это произойдёт, умеренные режимы всяких террористанов с исламабадами смогут насладиться фантазиями о том, как они снова вознесутся над опустошённым миром со своим бременем исламского человека.

Эксцесс 9/11 поставил под угрозу хорошо налаженную систему мусоровывоза и разбудил кое-кого на Западе, — они проснулись и обнаружили, что кто-то хозяйничает у них в кладовке. 7/7 (взрывы лондонских автобусов 7.7.2005) взвыло ещё больше сирен. Исламизация ускорилась, но и голос тех, кто предупреждал об опасности иммиграции и исламского радикализма, стал всё явственнее различим. Тяни-толкай, туда-сюда. Вместе с тем начал расти и страх — что, если иммиграцию ограничат, а то и вовсе запретят? Если исламский мир не сможет отгружать избыток населения и фанатиков на Запад, куда же им деться?

Азиатские страны посылают избыток людей на работу, но даже такой богатый город, как Дубай, не очень-то рвался заполучить себе братьев-арабов в этой роли, главным образом потому, что им было прекрасно известно — нет лучшего способа добиться, чтобы работа стояла на месте. И все эти молодые сердитые люди, болтающиеся без дела по Каиру и Эр-Рияду, грезящие о возврате к первозданной коранской «правде», зачитывающиеся руководствами по изготовлению бомб — вторая часть уравнения: уравнения смены режима в том же Каире. Ясно теперь, откуда взялась «арабская весна»?

А в Каире воняют мусорки. Черви, мухи и крысы, и кое-что пострашнее, чувствуют себя там, как дома. Круг разорван, машина восстановлению не подлежит. Цивилизацию строят создатели инструментов. Мусульманская «цивилизация» инструментов не создаёт и пользуется ими спустя рукава. Телефоны с твиттерами и фейсбуками в руках могут создать иллюзию просвещения в эпицентре Темновековья, но это иллюзия, не больше. Никогда существующая система не сможет действительно измениться, обеспечить окна возможностей растущему населению. Всё, на что способна эта «цивилизация» — нагадить у чужого порога и поскорей убежать, пока не поймали.

Говорить о столкновении цивилизаций — бессмысленно, ибо нет никакой исламской цивилизации: бывшие колонии и огрызки бывших колоний под управлением тех, кого оставили «смотрящими» после ухода бриттов и галлов. Или тех, кто сумел прогрызть себе дорогу во власть с той поры, — а также их родственников, приятелей, приятелей родственников и прочих кузенов с дядьями.

Они называют себя президентами, министрами и полковниками, у них счета за границей и даже целые банки, инвестиции, острова и поля для гольфа. Они пользуются технологиями, у некоторых даже изысканные манеры. Но все эти километровые небоскрёбы, урбанизированные ландшафты, многоуровневые развязки и прочая мишура — всего лишь холст перед потухшим очагом, декорация, дымовая завеса, за которой скрывается пустота. За ними — всё та же свинья, питающаяся объедками.

Армия Саддама Хусейна, несмотря на гигантский арсенал советского оружия и танковые армады, продемонстрировала тотальную беспомощность в бите против Америки и её союзников. Его соседи вряд ли окажутся способны на большее. Сам Саддам прекрасно понимал это, и во время второй войны вернулся к привычной арабской тактике, которую арабы использовали против Израиля последние 35 лет, — сосредоточился на терроре и партизанщине. Гигантский скачок назад, к «технологиям» кочевников и разбойников, — и больше никаких претензий на цивилизованность, лишь первозданный грабёж, террор и убийство.

Подъём ислама выражает нечто гораздо большее, чем недовольство или разочарование Западной цивилизацией и глобализмом. Это следствие неспособности мусульманского мира воспринять и применить структуру и достижения Запада у себя дома. Алкая славы мирового господства своего Халифата и повсеместного торжества мнимо совершенного исламского «права», они, потерпев неудачу в попытках собезьянничать Запад, не способны придумать ничего лучше, как утолить свои низменные комплексы кровавыми ритуалами смерти.

Где-то в глубине души они, разумеется, понимают — в конечной точке маршрута нет никакого ансамбля золотых минаретов под властью мудрейшего из халифов. Ставка на девственниц в раю, как ни странно, куда более реалистична — потому что даже она вероятнее того, что хотя бы несколько миллионов мусульман уцелеют в грядущей войне, не говоря уже обо всём миллиарде.

Мечта о Халифате не умерла под стенами Вены, не исчезла с падением Оттоманского трона. Она нереальна и не могла такой быть, поскольку арабский, исламский мир никогда не достигал той основы, на которой Халифат был бы возможен, без посторонней и всесторонней поддержки, — а достигнув, не мог удержать, не разбив, поскольку никогда не имел никакой политической системы, помимо непотизма и взяточничества.

Ислам стал волшебным символом, всеобъемлющей идеей некоей наивысочайшей мудрости, призванной всё исправить и исцелить, — но так, что его последователям не придётся на самом деле решать социальные проблемы и проводить реальные реформы, а главное — ислам, ислам чудом выведет их из проклятой колеи и позволит перепрыгнуть сразу несколько ступеней развития. Но вместо этого ислам, ислам — тянет их ещё глубже во тьму, на самое дно, заставляя отбрасывать любые достижения Запада — всё, что нельзя использовать для или ради джихада. У ислама есть лишь один ответ на любой из вопросов и вызовов мира — обагрённый кровью клинок.

Не стоит теперь удивляться тому, что именно эти дурацкие пережитки магизма в сознании больше всего популярны у нас на задворках, в гетто и на окраинах, куда не проникает свет разума. Их обитатели либо пытаются притворяться теми, кем им никогда не стать, либо тужатся заявить своё мнимое превосходство над нашей культурой, — цивилизацией, которую пламя их «истинной веры» искажает и корёжит до неузнаваемости. Германия когда-то выбрала нацизм, чтобы доказать немецкое превосходство, порабощая всех бывших врагов и соседей. Мусульманский мир повторяет ту же ошибку — с исламом. Обращаясь с их мусором так, словно это — золото высшей пробы, мы помогаем им побеждать. Мы сами заваливаем наш собственный путь хламом ислама.

© Дэниэл Гринфилд, The Trash of Islam 

© Вадим Давыдов, пер. с англ.

Внимание: Ваххабизм!

Эксперты бьют в колокола – в последнее время наблюдается устойчивая тенденция к явному ухудшению обстановки в исламском сообществе России, что чревато самыми негативными последствиями. По мнению аналитиков, ситуация резко дестабилизировалась со второй половины 2011 года, и если государство не предпримет мер, то может последовать взрыв.

Иными словами, ваххабиты, радикальные исламисты, представители бандподполья получили указание готовиться к вооруженному выступлению против российских властей на местах. Экспертное сообщество связывает такое ухудшение обстановки с фактическим приходом к власти в ряде стран Ближнего Востока исламистов – даже сам этот факт серьезно повысил активность и возможности внутрироссийских радикалов и вдохновил их на решительные действия.

Читать далее Внимание: Ваххабизм!

Что страшнее?

К нам поступило обращение, по которому мы намерены разобраться и провести проверку, используя имеемые возможности. Приводим его здесь полностью, без изменений, и, несмотря на некоторые огрехи автора в понятиях, заострять внимание на них не будем. Реквизиты автора не публикуем.

«Наверное, Вам не надо писать, кто такой Астемир Мамишев. Хотя для некоторой ясности пару моментов внесу, не утруждая вас сейчас смотреть эту информацию: он был ликвидирован в числе 4-х боевиков, приверженцев радикального ислама и борющихся с «неверными» (10 мая 11 года). В свои 23 года Астемир находился в Федеральном розыске по подозрению в совершении особо тяжких преступлений: Серия убийств и бандитских нападений, в том числе убийстве Председателя Духовного Управления Мусульман в КБР- А.Пшихачева, в убийстве трех практикующих знахаря (2010-2011), убийства нескольких сотрудников ФСИН и МВД, убийства коммерческого директора «Канатные дороги Приэльбрусья», я уже не пишу заа вымогательства, неоднократное покушение на сотрудников силовых структур… (примечание kavkazpress.info: спецоперация по уничтожению А. Мамишева освещалась еще на старом блоге и вызвала бурю эмоций, но с разработкой нового блога комментарии мы сюда не перенесли).

Читать далее Что страшнее?