Архив метки: Ирак

Новая смерть Абу Бакра Аль-Багдади. На этот раз, похоже, настоящая

Лидер террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) Абу Бакр аль-Багдади был убит в ходе авиаудара коалиции во главе с США, сообщает Mirror со ссылкой на новостное агентство, связанное с террористами.

«Абу Бакр аль-Багдади был убит в ходе авиаудара коалиции по Ракке на пятый день Рамадана», — говорится в заявлении агентства.

На прошлой неделе сообщалось, что лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади и ряд командиров группировки были ранены в результате авиаудара на иракско-сирийской границе.

Абу Бакр аль-Багдади руководит «Исламским государством» с июня 2014 года. За это время ИГ смогла закрепиться на захваченных ранее территориях, численность группировки, по разным данным, достигла 50-200 тысяч боевиков

Кроме того, террористы группировки ИГИЛ подтвердили информацию, что их лидер Абу Бакр Аль-Багдади был ликвидирован. По данным агентства Amaq (информационное агентство ИГ), глава боевиков был убит во время авиаудара международной коалиции по Ракке. Другие источники сообщают, что Абу Бакр был нейтрализован недалеко от Мосула.

Стоит отметить, что в международной коалиции данные о ликвидации главы террористов не подтверждают.

Экономический кризис Ишачьего Государства

В результате авиаударов и других мер, принимаемых против террористов, группировка ИГ (запрещена в России – прим. ред.) испытывает серьезные финансовые трудности и вынуждена принимать меры, говорится в репортаже Ассошиэйтед Пресс.

«Перед лицом нехватки наличных средств в так называемом халифате группировка «Исламское государство» урезала зарплаты во всем регионе, потребовала, чтобы жители Ракки оплачивали коммунальные счета в долларах США, купленных на черном рынке, и теперь освобождает задержанных лиц за 500 долларов с человека», — пишут корреспонденты агентства.

Группировка, которая еще недавно хвалилась собственной валютой, сегодня остро нуждается в средствах для замены уничтоженного в сражениях и авиаударах оружия и для выплаты заработной платы своим боевикам. По словам активиста из Ракки, из соображений безопасности представившегося вымышленным именем, в последние две недели экстремисты стали принимать у жителей этого сирийского города только доллары для оплаты «налогов», а также счетов за воду и электричество.

По словам другого жителя Ракки, бежавшего в Турцию, с декабря все зарплаты сократились вдвое, подача электричества ограничена, а цены на базовые продукты значительно выросли. Уменьшение зарплат коснулось не только боевиков, но и служащих всех учреждений, от судов до школ, говорит собеседник агентства.

Если раньше ИГ обеспечивала преданность участников за счет хороших зарплат, дополнительных выплат на свадьбу и рождение детей, то сегодня террористы не могут позволить даже небольшие бонусы вроде бесплатных энергетиков и шоколадных батончиков, отмечает Ассошиэйтед Пресс.

В Эль-Фаллудже в Ираке жители могут покинуть город только за сумму 1000 долларов, которая является недостижимой для большинства населения. Еще одним источником пополнения бюджета для ИГ стали штрафы за несоблюдение дресс-кода и выкуп в 500 долларов, позволяющий задержанным выйти на свободу. По данным аналитиков Soufan Group, группировка также может искать альтернативные каналы финансирования в Ливии.

Правительство Ирака оценивает ежемесячные потери ИГ на своей территории в 10 миллионов долларов и более.

Лицемеры 80-го уровня

Ранее газета BILD со ссылкой на секретный доклад бундесвера сообщила, что боевики ИГ в среду в ходе боев возле города Махмур применили против бойцов пешмерга (курдское ополчение) химическое оружие. В результате 60 курдов получили ранения.
«У нас есть достоверная информация, что при этой атаке использовался иприт», — заявил собеседник издания. По его мнению, боевики могли достать иприт в Сирии, где ранее хранились запасы этого боевого отравляющего вещества, известного как горчичный газ. Также не исключается возможность иракского происхождения иприта. Разведывательные службы США расследуют инцидент.

Ситуация в Сирии, где с марта 2011 года продолжается вооруженный конфликт, обострилась после сообщений о химатаке в августе 2013 года. Страны Запада открыто заявили о возможности военной операции. Тогда РФ выступила с инициативой передать химоружие в Сирии под международный контроль и уничтожить его. В конце октября 2014 года ОЗХО заявила об уничтожении 97,8% химических веществ военного назначения, ранее вывезенных из Сирии.

 

Последняя трапеза сумасшедших фанатиков

По меньшей мере 45 боевиков группировки «Исламское государство» погибли в Ираке после того, как отравились едой для вечернего разговения во время священного для мусульман месяца Рамадан, передает в среду агентство Khaama Press.

Инцидент произошел в Мосуле, когда 145 боевиков собрались на ифтар — вечерний прием пищи во время священного месяца Рамадан. Как сообщил представитель Демократической партии Курдистана (ДПК), остается неизвестным, была ли пища специально отравлена неизвестными, или это было пищевое отравление.

Террористическая группировка «Исламское государство» является на сегодняшний день одной из главных угроз мировой безопасности. За три года террористам удалось захватить значительные территории Ирака и Сирии. Кроме того, они пытаются распространить свое влияние в странах Северной Африки, в частности в Ливии. По разным оценкам, контролируемая ИГ территория достигает до 90 тысяч квадратных километров — террористы объявили о создании так называемого «Халифата» с собственными законами и органами власти.

Данные о численности экстремистской организации тоже варьируются — от 50 до 200 тысяч боевиков. Единого фронта борьбы с ИГ нет: с группировкой борются правительственные войска Сирии и Ирака, международная коалиция во главе с США (пока ограничивается ударами с воздуха), а также курды и ливанские и иракские шиитские ополченцы. В результате боевых действий сотни тысяч мирных жителей погибли и несколько миллионов стали беженцами.

Ещё одна дура.

Сотрудники правоохранительных органов начали поиск студентки Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС) Мариам Исмаиловой, которая по предварительным данным улетела в Турцию. Об этом сообщает LifeNews.

E5NKebCi2I4 (1)

«Она втайне от всех сделала загранпаспорт, зашла на место своей работы, забрала деньги, которые ей там причитались и уехала в аэропорт. Из Шереметьево она вылетела в Стамбул», — рассказал отец девушки Мансур Исмаилов, отметив, что перед отъездом она также забрала с собой семейные сбережения — порядка 30 тысяч рублей.

animashki-voennye-376По словам родителей Мариам, она могла отправиться в лагерь запрещенной в России организации «Исламское государство» (ИГ).

В семье отмечают, что девушка исповедовала ислам и носила черный хиджаб. «Учебе она не придавала такого значения и получала высшее образование только потому что этого требовал отец. Поэтому у нее всегда были пятерки. А парня не было. У нее как-то появился возлюбленный, но отец им встречаться запретил», — рассказала сестра девушки Медина.

Это не первый случай за последний месяц, когда россиянки пытаются улететь в Турцию, чтобы в дальнейшем примкнуть к ИГ. В начале июня студентка МГУ Варвара Караулова сказала родителям, что уехала на занятия в университет, а несколько дней спустя была задержана на сирийской границе. Вместе с ней под стражу были взяты еще 14 граждан России, собиравшихся примкнуть к боевикам «Исламского государства». 11 июня девушку депортировали в Россию.

Изнанка «Исламского государства»

В конце января 2015 года Абу Талха аль-Кувейти, начальник шариатской полиции — «хисбы» — сирийской столицы ИГ, города Ракка, с восемью своими телохранителями и миллионом долларов наличными в чемодане скрылся в направлении Турции. В городе был объявлен комендантский час, начались массовые аресты. Распространилась информация о том, что аль-Кувейти вместе с бывшим губернатором Ракки Абу-Лукманом намеревался устроить переворот, отколоться от ИГ и создать собственный эмират. Новый начальник раккской «хисбы», Абу аль-Хузайфа Балиджики, ревностно взялся за очищение города. В ходе расследования обнаружилось, что дела у «Исламского государства» не так хороши, как твердила пропаганда.

Встречают по одежке

Когда боевики в ходе стремительной кампании летом-осенью 2014 года захватили огромные территории, казалось, что халифат превратился в настоящее государство, способное выполнять все необходимые функции — поддерживать экономическую стабильность и внутреннюю безопасность, обеспечивать верховенство закона (в том виде, разумеется, в каком его понимали исламисты). На фоне развала государственной системы управления в Сирии и Ираке и отсутствия каких-либо потуг на госстроительство у других группировок «Исламское государство» действительно смотрелось достаточно выигрышно.

Сразу после захвата боевиками Ракки, Мосула и Дейр-эз-Зора местные жители отмечали, что исламистская администрация на удивление быстро отремонтировала водопровод и вышки электропередачи, причем бок о бок с коммунальщиками трудились шариатская полиция и боевики из линейных подразделений. ИГ заполнило вакуум власти, взяв под свой контроль поставки продовольствия, энергии, воды, работу заводов и пекарен, вывоз мусора, обеспечивая функционирование учреждений, больниц и школ. В Ракке даже открылись офис по защите прав потребителей, контролировавший качество продуктов в лавках, и центр по оплате парковочных мест. Однако по прошествии полугода выяснилось, что воевать у исламистов получается куда лучше, чем управлять.

Поощрение достоинств и борьба с пороком

Система местного управления в ИГ состоит из двух ветвей. Первая, административная, отвечает за безопасность, обеспечение верховенства закона, образование и отношения с племенами — один из важнейших факторов стабильности режима ИГ, а также на местном уровне контролирует обе существующие полиции: исламскую, которой доверены публичная безопасность и функции ДПС, и шариатскую, так называемую «хисбу», занимающуюся «поощрением достоинств и борьбою с пороком, предотвращением проявлений неповиновения и побуждением мусульман к правильному поведению». «Хисба» и ее женское крыло «ханса» следят за тем, чтобы магазины не работали во время молитвы, пресекают торговлю наркотиками и их употребление, уничтожают запрещенные предметы — в том числе музыкальные инструменты, сигареты и идолов. Уличенных в недозволенном передают суду — Дивану-аль-Хисба.

Беглецы с занятых исламистами территорий рассказывали о суровых наказаниях — ударах плетью за курение, карцер за то, что посмел сесть рядом с чужой женщиной, забивании камнями до смерти за гомосексуализм. Поскольку решение в каждом случае принимает местный шариатский суд, то наказания существенно разнятся — курильщик, к примеру, в одном округе может отделаться штрафом, а в другом — лишиться пальцев, которыми держал сигарету. Несмотря на всю жестокость исламистского правосудия, сам факт его наличия давал определенную гарантию хотя бы видимости порядка.

Однако все больше говорят о росте коррупции в рядах шариатской полиции — «хисба» почти полностью сосредоточилась на сборе денег, развернув настоящую охоту на население. Рука об руку с ней действует исламская полиция, которая также облагает поборами буквально все, включая лекарства в аптеках и парковку. Зачастую они работают вместе: исламская полиция останавливает машину на КПП, а шариатская добровольно-принудительно собирает «закят» — религиозный налог в пользу бедных.

При этом всего за 5-7 долларов стражи исламского порядка закроют глаза на то, что лавка не закрывается во время молитвы. Иногда торговцев буквально заставляют оставлять магазины открытыми, чтобы получить с них положенную мзду. Полиция, по сути, монополизировала черный рынок — к примеру, лишь небольшая часть конфискованных сигарет торжественно сжигается, а остальные продаются из-под полы. Официально запрещенные сигареты в Мосуле можно купить у посредника по 26 долларов за пачку. Короче говоря, люди с деньгами, будь то мусульмане, христиане или евреи, и в ИГ чувствуют себя достаточно неплохо.

Более того, трудности с централизованным контролем за органами власти на местах приводят к тому, что местные руководители «хисбы» ведут себя как мелкие феодалы, верша закон по своему разумению или в союзе с вали — руководителем провинции-вилайята. Иногда, как показал пример аль-Кувейти, они вынашивают планы о политической самостоятельности.

Сплошные перебои

Вторая ветвь местного управления — Исламская администрация общественных услуг — отвечает за поставки воды и электричества, регулирование цен на продовольствие, управление сельским хозяйством, работу пекарен и других ключевых предприятий. Здесь боевикам волей-неволей приходится полагаться на бывшие кадры сирийской и иракской администрации. Но платить им как следует они не в состоянии. Чиновники жалуются на плохие условия и низкую зарплату: многие выживают за счет того, что ездят через линию фронта в ближайший контролируемый правительственными войсками город, где получают исправно перечисляемые им Багдадом и Дамаском деньги. Боевикам приходится закрывать на это глаза.

Притчей во языцех, как отмечает чешский эксперт Томаш Ковалек, стали местные медицинские учреждения. Многие врачи бежали от наступающих исламистов, женскому персоналу клиник запрещено появляться без чадры и работать по ночам. Боевики ИГ занимают для военных нужд лучшие больницы и забирают самое современное оборудование. В Мосуле они реквизировали городской банк крови, но ее не хватает. В итоге сложилась новая практика: каждый, приходящий со своим делом в исламский суд, обязан сперва сдать пол-литра крови на нужды раненых боевиков в ближайшей больнице и принести об этом справку. Хотя работает сеть общественных клиник, но уровень обслуживания там таков, что обращаются в них только те, у кого нет другого выбора.

На территориях «Исламского государства» наблюдаются перебои с товарами первой необходимости. Зернохранилища опустели, цены на муку растут — хлеб стоит в полтора раза больше, чем в сентябре 2014 года, рис — в семь раз. Регулярно сообщается об исчезновении зерна из хранилищ и кражах крупного рогатого скота — почти сразу эти товары возникают на черном рынке и продаются втридорога. В этом году, как ожидается, ситуация еще больше ухудшится — спасаясь от военных действий, многие крестьяне бежали с территорий, контролируемых ИГ, их поля стоят незасеянными. В крупнейших городах, находящихся под контролем боевиков, — Мосуле, Ракке, Дейр-эз-Зоре — наблюдаются перебои с питьевой водой и электроэнергией. Вода и свет подаются лишь на несколько часов в день. Людям приходится использовать генераторы, топливо для которых стоит дорого.

Кадры решают все

К такому печальному положению приводят несколько факторов. Прежде всего это нехватка квалифицированных кадров — инженеров, чиновников, экономистов, агрономов, врачей, просто гражданских управленцев, знающих местную специфику. Исламисты вынуждены брать на работу бывших правительственных чиновников, чья лояльность крайне сомнительна. Но и это не позволяет полностью восполнить дефицит, образовавшийся после бегства большей части управленческого аппарата. Нельзя сказать, что ИГ не пытается справиться с этой проблемой: халифат привлекает на службу молодых выпускников университетов — суннитов, недовольных тем, что их продвижение к карьерным высотам блокируют засевшие в Багдаде и Дамаске шииты. Халиф Аль-Багдади лично призвал зарубежных мусульман-ученых, врачей, инженеров приехать и помочь с госстроительством.

Кроме того, на занимаемой боевиками территории крайне затруднена экономическая деятельность: проблемы с поставками приводят к резкому росту цен на основные товары, и облагаемое бесконечными поборами население не может себе позволить их приобрести. Если раньше основной поток товаров шел в Сирию с территории Турции, то теперь из-за военных действий и высоких (по данным Ковалека, до 300 долларов за автомобиль) тарифов на проезд перевозка грузов стала делом сложным и крайне рискованным. Отключение мобильной связи в районе Мосула существенно затруднило торговые операции. Закрылись многие страховые компании: боевики недовольны тем, что кто-то может застраховаться, когда все в руках Аллаха. Истощаются запасы лекарств в аптеках. Устаревшая инфраструктура — в частности водопроводы, электросети, очистные сооружения — нуждаются в постоянном квалифицированном обслуживании и поставках запчастей, которые просто неоткуда взять.

Местные административные органы сосредотачиваются на вымогательстве денег у благодарного населения: фронт требует все больше и больше средств. Это приводит к кризису лояльности: даже те, кто поддержал боевиков, все чаще с тоской вспоминают славные времена Асада или Саддама. Ну и, наконец, свою лепту вносят авиаудары коалиции: хотя гражданская инфраструктура не является основной целью, но ей тоже достается. Кроме того, в условиях постоянных бомбардировок военных объектов с воздуха ИГ вынуждено тратить на возмещение ущерба те средства, которые можно было бы направить в гражданский сектор — к примеру, на повышение зарплат чиновникам.

Мир тяжелее войны

Система управления ИГ явно сбоит и вряд ли выдержит долгое напряжение. Образ ИГ, правящего твердой рукой в каждом селе, далек от истины: по большому счету, исламисты более-менее контролируют только крупные города. В сельскую местность боевики халифата обычно заглядывают лишь на несколько дней — чтобы прочитать лекцию о своей идеологии и раздать подарки и товары первой необходимости для привлечения симпатий населения. Власть ИГ над сельскими районами держится в основном на союзах с местными племенными ополченцами, многие из которых вовсе не исповедуют исламистскую идеологию, видя в халифате просто временного союзника.

«Исламское государство» при видимой стройности структуры и строгих законах все больше превращается в хорошо знакомую ближневосточную родоплеменную общность, где на все главные посты назначают по родственному признаку и степени лояльности шейху или клану. Свою лепту вносят и многочисленные бывшие члены иракской БААС, занимающие административные должности как на местах, так и в высшем руководстве. БААС была типичной ближневосточной партией, основанной куда больше на родственно-клановом, нежели на идеологическом принципе, и неудивительно, что бывшие баасисты внедряют в ИГ привычную им модель управления. И это, наверное, единственный путь, который в перспективе может позволить халифату выжить, — если, конечно, он выстоит под ударами коалиции. Иначе в условиях слома традиционной системы сдержек и противовесов между кланами, племенами и родами на контролируемой ИГ территории после установления мира начнется новая война, на этот раз между бывшими полевыми командирами и шейхами — еще более жестокая и беспощадная, чем нынешняя.

Уничтожен Тархан Батирашвили (Абу Ибрагим аш-Шишани)

 

В Ираке убит один главарей «Исламского государства» (ИГ) — известный под псевдонимом Абу Ибрагим аш-Шишани.

Об этом сообщил иранский телеканал Press-TV.

«Иракским силам безопасности удалось уничтожить одного из старших командиров террористической группировки «Исламское государство» (ИГ). Это произошло во время операции по зачистке одного из районов провинции Салах-эд-Дин. Убитый, действовавший под псевдонимом Абу Ибрагим аш- Шишани, являлся одним из командиров ИГ», — говорилось в информационном выпуске телеканала.

Как отмечает телеканал, аш-Шишани был ответственным за организацию и нападение боевиков в прошлом месяце на один из крупнейших нефтеперегонных заводов Ирака в Байджи, расположенного в 180 км от столицы Багдада.

Подтверждена смерть Абу Бакра Аль-Багдади.

Главари боевиков экстремистской организации «Исламское государство» в городе Мосуле на севере Ирака в четверг присягнули новому «халифу» Абу Аля Аль-Афри после подтверждения известия о смерти лидера боевиков известного как Абу Бакр Аль-Багдади, сообщил иракскому информагентству Waradana источник в городе.

«Командиры организации (ИГ) подтвердили гибель Абу Бакра Аль- Багдади, раненного несколько дней назад во время американского авиаудара. Он умер на руках своего врача в сирийском городе Ракка, куда он был доставлен после ранения», — сообщил источник.

Присяга верхушки боевиков новому «халифу» ИГ прошла накануне в большой мечети «Саддама» в городе Тальафаре рядом с Мосулом.

В социальных сетях и на сайтах иракских СМИ пишут, что новым главарем фанатиков исламистов ИГ, демонстрирующих беспрецедентную жестокость, стал Абдуррахман Мустафа Аль Шейхлар, получивший прозвище Абу Аля Аль-Афри.

Аль- Афри родом из Тальафара, по образованию педагог, учитель физики, также изучал богословие и подрабатывал извозом на небольшом микроавтобусе. Уже в 90-х годах стал первым в Тальафаре проповедником такфиристкой и джихадисткой идеологии, которую проповедовал тайно, а порой открыто в большой рыночной мечети в Тальафаре. В 2004 бежал из родного города, преследуемый американскими оккупационными властями и примкнул к Аль-Каиде. Его называли председателем консультационного совета Аль-Каиды в Ираке. Как и его предшественник, был схвачен американцами, но через некоторое время отпущен на свободу.

 

Дирижёр «арабской весны» Джон Маккейн и халиф Ибрагим

Джон Маккейн известен не только как республиканский лидер, но и как потерпевший поражение кандидат на президентских выборах в 2008 году. Но это, как мы увидим далее, всего лишь незначительная часть его биографии, а именно та, что служит прикрытием для более серьёзных действий в угоду его правительству.

Когда я был в Ливии во время «западной» интервенции, я имел возможность ознакомиться с отчётом службы внешней разведки. В нём говорилось, что в Каире 4 февраля 2011 года состоялось заседание НАТО, на котором было намечено организовать «арабскую весну» в Ливии и Сирии. Согласно этому документу председательствовал на этой встрече Джон Маккейн. В отчёте был приведён подробный список участников с ливийской стороны, а всю делегацию возглавлял Махмуд Джибрил, бывший в то время вторым лицом в правительстве, но внезапно сменивший курс и ставший после этой встречи главой оппозиции в изгнании. На этом собрании было много участников, и среди них было много сирийцев, проживающих за границей.

После этой встречи на неизвестной доселе странице в Фейсбуке Syrian Revolution 2011 был опубликован призыв принять участие в демонстрации перед Народным Советом (Национальное собрание) 11 февраля в Дамаске. И хотя на этой же странице впоследствии утверждалось, что на этот призыв откликнулись более 40 000 человек, реально в демонстрации приняли участие не более одного десятка человек в окружении фотокорреспондентов и сотен полицейских. Демонстрация закончилась мирно, а стычки начались лишь месяц спустя в Дераа.

16 февраля 2011 года манифестация, которая проходила в Бенгази в память о членах Исламской группы боевиков в Ливии, замученных в 1966 году в тюрьме Абу Селим, закончилась перестрелкой. На следующий день другая манифестация, на этот раз в память о погибших во время акций у консульства Дании по случаю опубликования карикатур на Магомета, также закончилась перестрелкой. В то же самое время члены Исламской Группы боевиков в Ливии, вернувшиеся из Египта, возглавляемые «кагулярами» и без опознавательных знаков, одновременно совершили атаки на военные базы, расположенные в четырёх разных городах. По истечении трёх дней ожесточённых боёв повстанцы начали организовывать восстание Киренаики против Триполитании – террористическую атаку, которую пресса лживо представила как «демократическую революцию» против «режима» Муамара Каддафи.

22 февраля Джон Маккейн находился в Ливане. Он встретился там с членами «Движения за будущее» (партия Саада Харири), которым он поручил надзор за передачей оружия в Сирию во главе с депутатом Окаб Сакром. Затем, покинув Берут, он инспектировал сирийскую границу и назначил города, в частности, Эрсал, которые должны были стать тыловой базой наёмников в предстоящей войне.

Собрания, на которых председательствовал Джон Маккейн, явно были моментом начала реализации заранее разработанного плана Вашингтона, плана, который предусматривал ведение войны против Ливии и Сирии с помощью Великобритании и Франции, согласно доктрине «лидерство сзади» и приложению к Ланкастерскому договору ноября 2010 года.

Незаконный визит в Сирию в мае 2013 года

В мае 2013 года сенатор Джон Маккейн незаконно пересёк границу около Идлиба и провёл на территории Сирии встречу с лидерами «вооружённой оппозиции». О его визите стало известно только после его возвращения в Вашингтон.

Эта встреча была организована Syrian Emergency Task Force, которая вопреки своему названию является сионистской организацией, но руководит ею палестинский служащий из AIPAC.

 Джон Маккейн в Сирии. На первом плане справа руководитель Syrian Emergency Task Force. В проёме двери, в центре, Мохаммад Нур)

На опубликованных в то время фотоснимках представлен Мохаммад Нур, пресс-секретарь Бригады Северная Буря (из Фронта Аль Носра, то есть сирийской Аль Каиды), который похитил и удерживал в Азазе 11 шиитских паломников из Ливана. На вопрос о его близости с членами Аль Каиды, захватившими этих заложников, сенатор утверждал, что не знает Мохаммада Нура, хотя с ним вместе фотографировался по собственной инициативе.

Дело заложников наделало много шума, и родственники похищенных паломников подали жалобу на Маккейна в ливанский суд за его участие в похищении. В итоге, всё закончилось миром, и паломники были освобождены.

Предположим, сенатор сказал правду, и Мухаммад Нур просто злоупотребил им. Целью его незаконной поездки в Сирию была встреча с руководителями Свободной сирийской армии. По его словам эта организация состояла «исключительно из сирийцев», борющихся за «свою свободу» и против «диктатуры алавитов» (sic). Организаторы этой встречи опубликовали этот снимок, чтобы подтвердить, что эта встреча действительно имела место.

 Джон Маккейн на встрече с членами штаба Свободной сирийской армии. На первом плане слева Ибрагим аль-Бадри, с которым разговаривает сенатор. За ним бригадный генерал Салим (в очках).

На снимке можно видеть бригадного генерала Салема Идриса, руководителя Свободной сирийской армии, а также Ибрагима аль-Бадри, с которым сенатор разговаривает. По возвращении из этой необычной поездки Джон Маккейн утверждал, что руководители Свободной сирийской армии являются людьми «умеренными и им можно доверять» (sic).

Однако после 4 октября 2011 года Ибрагим аль-Бадри числился в списках пяти наиболее опасных террористов, разыскиваемых Соединёнными Штатами. За предоставление сведений о них были обещаны награды в 10 миллионов долларов. На следующий день 5 октября 2011 года Ибрагим аль-Бадри был внесён в списки Комитета по санкциям ООН как член Аль Каиды.

Кроме того, за месяц до встречи с Маккейном Ибрагим аль-Бадри для продолжения войны под руководством Абу Бакр Аль Багдади создал Исламское Государство в Ираке и Леванте (ИГИЛ), оставаясь в штабе очень «умеренной» Свободной сирийской армии. Он взял на себя ответственность за штурм тюрем в Таджи и Абу Грейбе в Ираке, откуда он высвободил от 500 до 1000 джихадистов, которые затем примкнули к его организации. Эта атака была скоординирована с другими операциями, которые были совершены почти в одно и то же время в восьми других странах. И всякий раз освобождённые джихадисты вступали в ряды его организации. Это дело настолько странное, что Интерпол направил ноту и попросил поддержку 190 стран, входящих в состав этой организации.

Я всегда утверждал, что не существует никаких различий между Свободной сирийской армией, Фронтом Аль-Носра, Исламским эмиратом и т.д… Все эти формирования образованы одними и теми же людьми, но они постоянно меняют свои флаги. Когда они действуют от имени Свободной сирийской армии, они водружают флаг французской колонизации и требуют лишь свержения «собаки Башара». Когда они заявляют о принадлежности к Фронту Аль-Носра, они поднимают флаг Аль Каиды и требуют распространения своего ислама по всему миру. Наконец, когда они объявляют себя членами Исламского Государства, они размахивают знаменем Халифата и заявляют, что очистят регион от неверных. Но какие бы ярлыки они на себя ни наклеивали, они вершат при этом одни и те же бесчинства: насилия, пытки, казни, распятия.

Однако ни сенатор Маккейн, ни его соратники из Syrian Emergency Task Force так и не предоставили госдепу имеющуюся у них информацию об Ибрагиме аль-Бадри и не потребовали выдать им за это премию. Они не предоставили никакой информации и антитеррористическому Комитету ООН.

Ни в одной стране мира, вне зависимости от её политического устройства, не допустили бы, чтобы лидер оппозиции поддерживал прямо и публично дружественные связи с опасным и числившимся в розыске террористом.

Кто же он, сенатор Маккейн?

Но Джон Маккейн не просто лидер политической оппозиции президенту Обаме, он также и один из его высокопоставленных чиновников!

С января 1993 года он занимает пост президента Международного республиканского института (IRI) – республиканского сектора Национального Фонда в поддержку демократии [12]. Эта так называемая «неправительственная организация» была официально создана президентом Рональдом Рейганом для расширения некоторых видов деятельности ЦРУ, и она работает в сотрудничестве с британскими, канадскими и австралийскими спецслужбами. Несмотря на заверения, речь идёт об межправительственном агентстве. Его бюджет входит в бюджетную строку госдепа, которая утверждается Конгрессом.

Ввиду того, что это агентство связано с англосаксонскими спецслужбами, некоторые государства запретили ему действовать на своей территории.

Обвиняемые в подготовке путча против президента Хосни Мубарака в пользу Братьев-мусульман служащие Международного республиканского института в Каире Джон Томлацевски (второй справа) и Сам Лахуд (сын министра Транспорта при правительстве демократов американца ливанского происхождения Рея Лахуда (второй справа)) укрылись в здании посольства Соединённых Штатов. На этом снимке они рядом с сенаторами Джоном Маккейном и Линдсей Грахамом на встрече по подготовке «арабской весны» в Ливии и Сирии. Они будут освобождены Братом Мохамедом Морси, когда последний станет президентом.)

Перечень деяний Джона Маккейна, совершаемых от имени госдепа, впечатляет. Он участвовал во всех цветных революциях, совершённых за двадцать последних лет.

Это он, если ограничиться несколькими примерами, готовил неудавшийся государственный переворот против законного президента Венесуэлы Уго Чавеса, осуществил свержение законного президента Гаити Жана-Бертрана Аристида, пытался свергнуть законного президента Кении Мваи Кибаки, а совсем недавно законного президента Украины Виктора Януковича. И действовал он всегда во имя «демократии».

В любом государстве во всём мире, когда какой-то гражданин предпринимает инициативу по свержению режима в другом государстве и, если ему это удаётся, и новая власть оказывается дружественной, его восхваляют, но его жестоко наказывают, если последствия окажутся вредными для его собственной страны. Но сенатора Маккейна никогда не наказывали за его антидемократические деяния в государствах, где его попытки не увенчались успехом, а сами государства отвернулись от Вашингтона. Например, в Венесуэле. Это потому, что для Соединённых Штатов Джон Маккейн не предатель, а агент.

И агент, который обладает самым лучшим прикрытием – он официальный оппонент Барака Обамы. На этом основании он может совершать поездки по всему миру (из всех сенаторов он больше всех путешествует) и без опасений встречаться с кем угодно. Если его собеседники одобряют политику Вашингтона, он обещает им продолжать её и дальше, а если они выступают против неё, он перекладывает ответственность на президента Обаму.

Джона Маккейна все знают как пленника во вьетнамской войне, который пробыл 5 лет в плену, где его пытали. Он был жертвой программы, предусматривающей не извлечение информации, а вдалбливание идей. То есть такого изменения личности, которое вынуждало бы человека выступать против своей страны. Эта программа, разработанная на корейском примере для Rand Corporation профессором Альбертом Д. Бидерманом, служила основой для исследований, проводимых в Гуантанамо и других местах доктором Мартином Селигманом. При Джордже Буше её применили к 80 000 узникам, что позволило превратить некоторых из низ в истинных бойцов на службе Вашингтону. Джон Маккейн, который во Вьетнаме потерпел крах, прекрасно знает об этом и бездушно манипулирует джихадистами.

Почему американская стратегия в Леванте основана на использовании джихадистов?

В 1990 году Соединённые Штаты решили разрушить Ирак – своего бывшего союзника. Для этого они сначала дали понять президенту Саддаму Хуссейну, что они рассматривают нападение на Кувейт как внутренне дело Ирака, а после использовали нападение на Кувейт в качестве повода для мобилизации широкой оппозиции против Ирака. Однако СССР был против, и они не смогли свергнуть режим, а удовлетворились лишь установлением бесполётной зоны.

В 2003 году одной Франции оказалось недостаточно для поддержки влияния Комитета по освобождению Ирака, и Соединённые Штаты снова вторглись в эту страну и на этот раз свергли президента Хуссейна. Разумеется, Джон Маккейн был в числе главных лидеров Комитета. Поручив на год одной частной компании разграбление этой страны, они пытались расчленить страну на три отдельных государства, но вынуждены были отказаться от этого ввиду народного сопротивления. Они повторили попытку в 2007 году в связи с резолюцией Бриден-Броунбека, но также потерпели неудачу. Новая стратегия должна обеспечить достижение этой цели с помощью негосударственного органа – Исламского Государства.

Эта операция была подготовлена намного раньше, чем произошла встреча Джона Маккейна с Ибрагимом аль-Бадри. Так, внутренняя корреспонденция Министерства иностранных дел, опубликованная моими друзьями Джеймсом и Жоанной Мориатари, свидетельствует о том, что на средства Катара НАТО подготовила в Ливии в 2012 году 5 000 джихадистов, а будущему халифу было выдано 2,5 миллиона долларов.

В январе 2014 года в Конгрессе США состоялось закрытое заседание, на котором в нарушение международного права было утверждено финансирование на период до сентября 2014 года Фронта Аль-Носра (Аль Каида) и Исламского Государства в Ираке и Леванте. Хотя точно не известно, что на самом деле было решено на этом заседании, о котором сообщило британское агентство Reuters, и ни одно из американских СМИ не осмелилось нарушить цензуру, существует большая вероятность того, что этот закон содержит раздел по обучению джихадистов и передачи им вооружений.

Соучастница американского финансирования — Саудовская Аравия — объявила по своему телеканалу Al-Arabiya, что Исламское Государство должно находиться под властью принца Абдула аль-Файсала, брата принца Сауда аль-Файсала (министра иностранных Дел) и принца Турки аль-Файсала (посла Саудовской Аравии в США и Соединённом Королевстве).

Исламское Государство являет собой новый этап в создании наёмных армий. В отличие от джихадистских формирований, которые сражались в Афганистане, Боснии-Герцеговине и Чечне под руководством Бен Ладена, эта организация является не вспомогательной силой, а самой настоящей армией. В отличие от предыдущих формирований, действовавших в Ираке, Ливии и Сирии, во главе с принцем Бандаром Бен Султаном, они имеют в своём составе службы современной связи с населением, которые призывают вступать в их ряды, и гражданских управленцев, получивших образование в западных университетах и способных немедля брать в свои руки контроль над захваченной территорией.

Саудовская Аравия закупила на Украине новейшее вооружение и с помощью турецких спецслужб переправила его Исламскому Государству. Последние детали были согласованы с кланом Барзани во время встречи джихадистских формирований в Амане 1 июля 2014 года. Через четыре дня началось совместное наступление Исламского Государства и региональной администрации Курдистана на Ирак. Исламское Государство завладела частью сунитской территории, а региональная администрация Курдистана увеличила свою территорию на 40%. Спасаясь от зверских расправ джихадистов, религиозные меньшинства покидали сунитскую зону, готовя таким образом путь к разделу страны на три части.

В нарушение ирано-американского договора об обороне, Пентагон не предпринял никаких мер и позволил Исламскому Государству беспрепятственно завоёвывать территорию и совершать массовые убийства мирного населения. Месяц спустя, когда «пешмерга» курдской региональной Администрации отступили без боя и когда накал общественного мнения достиг предела, президент Обама отдал приказ о нанесении бомбовых ударов по позициям Исламского Государства. Однако, по словам генерала Уильяма Мейвила, директора по операциям главного штаба, «эти бомбардировки вряд ли способны повлиять на общий потенциал Исламского Государства и его активность в других регионах Ирака или Сирии». При всей очевидности, они не направлены на уничтожение армии джихадистов, а единственно для соблюдения того, чтобы никто из исполнителей не выходил за пределы территории, которая ему предписана. В итоге, на данный момент они чисто символичны и с их помощью уничтожено незначительное количество транспортных средств. И только вмешательство курдов из турецкой и сирийской ПТК остановило продвижение Исламского Государства и открыло коридор, позволивший гражданскому населению избежать массовых убийств.

«Халиф» ИГИЛ Ибрагим (Абу Бакр аль-Багдади)

По поводу Исламского Государства и его халифа распространятся много дезинформации. Газета Gulf Daily News сообщает, что Эдвард Сноуден по этому поводу опубликовал новые разоблачения. Однако, как показала проверка, бывший американский шпион ничего не публиковал на эту тему. Gulf Daily News издаётся в Бахрейне, который оккупирован саудовскими войсками. Так что единственной целью статьи является снятие ответственности с Саудовской Аравии и принца Абдула Рахмана аль-Файсала.

Исламское Государство можно сравнить с европейскими армиями наёмников XVI века. Последние вели религиозные войны по заказу синьоров, которые платили им то за одну битву, то за другую. Но халиф Ибрагим – это современный кондотьер. И хотя он и находится в подчинении принцу Абдулу Рахману (член клана Судайри), никто не удивится, если он продолжит свою героическую эпопею в Саудовской Аравии (после короткого пребывания в Ливане, а, возможно, и в Кувейте) и разрешит спор о королевском наследстве, высказавшись в пользу клана Судайри против принца Митхаба (сына, а не брата короля Абдаллы)

Тьерри Мейсан.  Перевод Эдуард Феоктистов.