Подготовка. Запись «Саид Амиров заперся в кабинете. Начался штурм.»

Эта запись накануне задержания мэра Махачкалы была опубликована преднамеренно. Для понимания следует вспомнить сказку о мальчике-чабане, который постоянно кричал «Волки!» до тех пор, пока ему не перестали верить. А, когда заявились реальные волки, никто даже не почесался. 🙂 Так что мы ее восстановим для истории…

Мэр вместе с охраной забаррикадировался в кабинете. Идет перестрелка. Есть информация что Саид Амиров ранен. Будем дополнять инфой.

update 23.42:

Только что прозвучал взрыв. По всей видимости взорвалась граната. Обновляем по мере поступления информации

Бывший глава контрразведки MI5 стал директором банка HSBC

Бывший глава британской контрразведки MI5 Джонатан Эванс, ушедший в отставку в апреле 2013г., стал одним из директоров банка HSBC. В ближайшие три года в статусе независимого неисполнительного директора и члена комитета по борьбе с финансовой уязвимостью он должен помочь банку в борьбе с обвинениями в отмывании денег и использовании в своей деятельности финансов наркомафии и террористов.

«Его опыт и знания, полученные во время работы на самом высоком посту государственной службы, защищающей безопасность данных и жизненно важную инфраструктуру от угроз со стороны международного терроризма и организованной преступности, высоко оцениваются советом директором», — отметил председатель группы HSBC Дуглас Флинт.

В качестве неисполнительного директора HSBC Дж.Эванс будет получать 95 тыс. фунтов стерлингов в год. Еще 30 тыс. фунтов в год составит его зарплата в качестве члена комитета по борьбе с финансовой уязвимостью. В банке особо подчеркивают, что акциями HSBC Дж.Эванс не владеет.

Дж.Эванс пришел на службу в MI5 в 1980г. и первоначально работал в сфере контрразведки. Позднее был переброшен на борьбу с терроризмом, в том числе ирландским. В 2001г. он возглавил подразделение MI5, занятое борьбой с международным терроризмом. В 2005г. его назначили заместителем главы MI5, а в 2007г. — руководителем спецслужбы. В начале 2013г. Дж.Эванс был удостоен ордена Бани, а в апреле 2013г. вышел в отставку после 33 лет службы в MI5.

Напомним, в 2012г. проведенное в США расследование выявило многочисленные нарушения в работе HSBC. Банк обвинили в том, что он слабо контролирует деятельность своих клиентов, в результате чего в финансовую систему США попали деньги, полученные в результате незаконной деятельности. Кроме того, отмечалось, что банк вел «сомнительные операции» на Каймановых островах, в Иране, Саудовской Аравии и Сирии. Также HSBC подозревается в сотрудничестве с организациями, финансирующими радикальных исламистов. В результате власти США обязали HSBC выплатить штраф в размере 1,5 млрд долл.

Одновременно банк оказался втянут в мировой скандал с манипуляциями со ставкой межбанковского кредитования — LIBOR (London InterBank Offered Rate). Согласно внесудебному соглашению с Министерством юстиции США и британскими властями, HSBC обязался выплатить регуляторам 1,92 млрд долл. штрафа. Расследование махинаций с LIBOR было начато в 2008г. и коснулось таких банков, как Lloyds Banking Group, Citigroup, Deutsche Bank, Barclays, Royal Bank of Scotland, USB.

MI5 (официальное название — Security Service) — государственное ведомство британской контрразведки, подчиненное министру внутренних дел Соединенного Королевства, но не входящее в структуру Министерства внутренних дел. В обязанности MI5 входит защита национальной безопасности Соединенного Королевства и борьба с терроризмом, шпионажем и распространением оружия массового уничтожения.

RBC

Как «честный газовик» Юсуп Гаджиев пулю в лоб получил

Кто то из Газпрома писал что он самый честный менеджер. Хотелось бы спросить:

1. Как этот «честный газовик» жил в таком шикарном доме и ездил на мерседесе 600 ( по всей видимости бронированном)

2. На каком основании этот «честный» газовик» , носил боевой ствол? На видео видно что он первым ударил «бедолагу» и начал стрелять, а потом в ответ был убит.

Сирийские боевики получили подкрепление для битвы за Кусейр

Сирийские повстанцы

Сирийские повстанцы
Фото: Ricardo Garcia Vilanova / AFP

Сирийские повстанцы, которые ведут оборону города Кусейр от правительственных войск и боевиков ливанской «Хизбаллы», получили подкрепление. Их сторонники смогли пробраться через окружение, сообщает в пятницу, 31 мая, со ссылкой на данные правозащитной организации Syrian Observatory for Human Rights Reuters.

Однако точное число повстанцев, прибывших на подкрепление, неизвестно. Syrian Observatory for Human Rights заявило о «сотнях» человек, лидер повстанцев Джордж Сабра — о тысяче. В то же время BBC News со ссылкой на свои источники передает, что речь идет о «десятках» боевиков.

Известно, что подкрепление состоит из членов повстанческой группировки «Таухид» («Единство»), которая сражается на севере страны в районе Алеппо, где позиции противников президента Башара Асада остаются достаточно сильными.

По последним данным, повстанцы продолжают контролировать около трети города, в том числе, по их словам, центральную часть Кусейра. Однако из-за осады они не получают продовольствия и не могут отправить раненых на лечение. В городе остается около 800 человек, которые нуждаются в медицинской помощи. Попытка вывезти часть из них провалилась: как отмечает Associated Press, конвой подвергся обстрелу со стороны правительственных войск, в результате чего погибло девять человек.

Битва за Кусейр продолжается с середины мая. Этот город является важным пунктом как для повстанцев, получающих подкрепление, оружие и финансирование из Ливана, так и для правительственных войск. Если вооруженные силы сирийских властей захватят Кусейр, то они будут контролировать достаточно большую территорию от Дамаска и до побережья Средиземного моря, где позиции Башара Асада сильны.

В ходе гражданской войны в Сирии, которая началась весной 2011 года, по данным ООН, погибло уже около 80 тысяч человек.

«Сирийская электронная армия» осталась без хостинга. Просит помощи.

Сирийский провайдер оставил провластных хакеров без сайта

Эмблема «Сирийской электронной армии»

Эмблема «Сирийской электронной армии»

Сайт хакерской группировки «Сирийская электронная армия» был отключен по решению местного хостинг-провайдера. Об этом говорится в заявлении группировки, ссылка на которое появилась в ее официальном микроблоге в ночь на 31 мая по московскому времени.

https://twitter.com/Official_SEA12/status/340275111116541952

Хакеры отмечают, что администраторы Сирийского компьютерного общества (Syrian Computer Society, SCS) приняли решение отключить сайт и больше никогда не держать его у себя (по всей видимости, речь идет о хостере SCS-Net, — прим. «Ленты.ру»). Представители группировки заявили, что они «крайне удивлены» таким решением и будут искать нового хостинг-провайдера, который согласится принять к себе их ресурс. До этого времени их сайт будет оставаться недоступным.

В заявлении «Сирийской электронной армии» приведено и содержание письма, полученного от администраторов SCS. Однако из-за некачественного перевода из него затруднительно вынести причину, по которой был отключен сайт. Сами хакеры утверждают, что Сирийское компьютерное общество посчитало для себя обременительным иметь дело с группировкой, действующей от лица всего народа и «распространяющей праведный голос людей».

Хакерская группировка «Сирийская электронная армия» получила широкую известность в последние месяцы, после серии взломов Twitter-аккаунтов популярных СМИ. Зачастую злоумышленники ограничивались публикацией сообщений «Здесь была Сирийская электронная армия». Однако несколько раз они размещали от имени своих жертв ложные новости, например о ранении президента США Барака Обамы или признании певца Джастина Бибера в гомосексуальности.

Хакеры неоднократно жаловались, что их аккаунты в Twitter и Facebook блокировались администрациями сервисов. Сама группировка выступает на стороне президента Сирии Башара Асада.

Сирийское компьютерное общество, как утверждается на его странице в Facebook, поддерживает исследования по арабизации и стандартизации IT-терминологии, которые помогают повысить уровень компьютерной грамотности в Сирии. Общество было основано в 1989 году Басилем Асадом, старшим братом Башара Асада.

Задержан племянник Саида Амирова

Заместитель мэра дагестанского Каспийска Юсупа Джапарова задержан по подозрению в причастности к убийству следователя, сообщил в пятницу источник в правоохранительных органах.

«В Дагестане задержан заммэра города Каспийска, племянник мэра Махачкалы, по уголовному делу по убийству следователя», — сказал источникРИА «Новости».

По его словам, задержанного доставили в следственное управление, где уже собралось около 200 человек, охрана управления была усилена.

В дагестанском поселке идет бой с боевиками

В поселке Ленинкент под Махачкалой сотрудники правоохранительных органов блокировали в частном доме группу боевиков, началась перестрелка, сообщил «Интерфаксу» источник в правоохранительных органах Дагестана.В пресс-службе МВД по Дагестану «Интерфаксу» подтвердили факт проведения специальных мероприятий в Ленинкенте.

Смотрите оригинал материала на http://www.interfax.ru/news.asp?id=309998&sec=0

Интервью с руководством «Сирийской электронной армии»

«Мы уже завели аккаунт в Instagram»

Сирийские повстанцы

В последние месяцы в новостях постоянно мелькает таинственная хакерская группировка «Сирийская электронная армия». Называя себя сторонниками президента Сирии Башара Асада, они начали с публикаций политических заявлений на взломанных страницах. Но чем дальше, тем меньше в их действиях было политики и больше — самопиара. «Лента.ру» решила спросить у хакеров напрямую, кто они и чего добиваются.

«Сирийская электронная армия» появилась в апреле 2011 года. Хакеры заявили о себе, атаковав несколько десятков сайтов, включая ресурсы The Washington Post, «Аль-Джазиры», The Daily Telegraph и правозащитной организации Human Rights Watch. В сентябре они же разместили на сайте Гарвардского университета фотографию Башара Асада и обвинили США в проведении в Сирии «политики убийств».

Затем группировка притихла почти на год. Относительно громкие акции «Сирийская электронная армия» провела летом 2012 года: ее «воины» взломали микроблоги «Аль-Джазиры» и агентства Reuters. В первом случае они интересовались, должны ли арабские страны поддерживать «вооруженные банды», имея в виду сирийских повстанцев. Во втором — опубликовали ряд ложных новостей о том, что американцы якобы финансируют «исламских террористов» и не считают больше «Аль-Каеду» своим врагом.

Третья волна активности сирийских хакеров пришлась на весну 2013 года. Серия взломов Twitter-аккаунтов крупнейших мировых СМИ (а также сайта Financial Times и приложений телекомпании Sky для Android) протекала по схожему сценарию: получив доступ к чужому микроблогу, хакеры просто хвастались: «Здесь была «Сирийская электронная армия»». Впрочем, иногда они писали еще и ложные новости от лица своих жертв. Так, взломав микроблоги «Би-Би-Си», хакеры опубликовали несколько ложных сообщений о погоде на Ближнем Востоке, несколько твитов в поддержку Башара Асада и шутку: «Метеостанция в Саудовской Аравии вышла из строя в результате лобового столкновения с верблюдом».

В апреле хакеры влезли в аккаунты ФИФА и его президента Зеппа Блаттера. Чуть позже от лица агентства Associated Press они объявили о взрывах в Белом доме, в результате которых якобы был ранен президент США Барак Обама. Больше ничего они написать не успели, но и этого хватило, чтобы вызвать переполох на финансовых рынках. Через несколько дней после этого сирийские хакеры взломали микроблог портала E! Online, в котором объявили, что знаменитый поп-певец Джастин Бибер является геем. Но на сей раз хакеры косвенно коснулись и «сирийской» темы, процитировав в аккаунте портала «фрагмент интервью», якобы данного Анджелиной Джоли. Актрисе приписали критику властей Иордании за «ужасные условия» содержания беженцев из Сирии.

Чтобы узнать, что же представляет собой «Сирийская электронная армия», «Лента.ру» связалась с представителем руководства группировки, который отказался назвать свое имя.

Возможности подтвердить, что с корреспондентом «Ленты.ру» действительно общались представители «Сирийской электронный армии», у редакции нет. Связь с организацией осуществлялась через электронный адрес, указанный на официальном сайте, который был закрыт хостером Syrian Scientific Society в ночь на 31 мая. Некоторые особенности речи представителя хакеров при переводе с английского на русский были сохранены.

«Лента.ру»: Что такое «Сирийская электронная армия»? Это централизованная организация или разрозненное движение, подобное Anonymous?

«Сирийская электронная армия»: Мы — группа молодых сирийцев, решивших по-своему защищать свою страну. «Сирийская электронная армия» — это неправительственная организация. Мы работаем независимо. Сравнивать нас с любителями вроде Anonymous нельзя: мы работаем системно и всегда выполняем поставленные задачи.

Сколько в вашей организации активистов? Все они исключительно сирийцы?

Каждый день в ряды «Сирийской электронной армии» вливается большое число активистов — несмотря на попытки Facebook нас остановить. Нашу страницу закрывали 206 раз. Другие соцсети (Twitter и YouTube) тоже чинят нам препятствия. Но мы продолжаем расширять свою сеть. Мы уже завели аккаунт в Instagram и скоро будем присутствовать везде.

Получает ли «Сирийская электронная армия» поддержку со стороны властей страны?

Никакой поддержки мы не получаем, и до сих пор прямых контактов с правительством Сирии «Сирийская электронная армия» не имела. Никто не диктует нам условий и не направляет нашу деятельность. Мы делаем то, что считаем нужным. То, что нам самим кажется правильным. Мы принимаем на себя всю полноту ответственности за все, что было нами сделано. И мы готовы к любым последствиям, вне зависимости от того, будут ли они исходить от сирийского правительства или от кого-то еще.

Как создавалась «Сирийская электронная армия»? Каковы ее цели и идеология?

«Сирийская электронная армия» создавалась с тех пор, когда началась мировая война с Сирией. Нас сплотила любовь к отечеству. Мы считаем, что война с Сирией ведется по всем направлениям: война против сирийского народа, против Сирийской арабской армии, против сирийского правительства. Цель этой войны — победить Сирию. И мы готовы сделать невозможное, чтобы защитить свою родину.

Каким образом хакерская деятельность способствует достижению этой цели?

Все это время взлом приносил плоды и давал удовлетворительные результаты. Мы опубликовали несколько документов и видео, доказывающих нашу точку зрения. Мы доказали, что многие страны неофициально оказывают поддержку терроризму в Сирии. Мы будем делать это и дальше.

Далеко не всегда, взломав какой-либо сайт или аккаунт, «Сирийская электронная армия» публикует какое-то политическое заявление. Какие цели преследуют хакеры в этих случаях?

«Сирийская электронная армия» никогда не ищет славы. Цель ее атак — донести сообщение и распространить правду. Атаки на [твиттер] Зеппа Блаттера и телеканала E! News не стали исключением. Зепп Блаттер, президент ФИФА, был атакован из-за ее связей с Катаром. Организацию обвинили в получении взяток от Катара за проведение там чемпионата мира 2020 года (имеется в виду ЧМ-2022 — прим. «Ленты.ру»). Катар также является одной из стран, которые поддерживают терроризм в Сирии, финансируя его и упрощая его деятельность. Поэтому Катар — явная цель для «Сирийской электронной армии», а также и все, кто с ним сотрудничает, неважно, идет ли речь о сотрудничестве в политической или военной сфере либо в таких областях, как спорт.

Целью нападения на E! News было вывести на чистую воду «гуманистов» вроде Анджелины Джоли и показать, что они тоже играют роль в войне в Сирии.

Почему объектами атак «Сирийской электронной армии» чаще всего становятся СМИ?

СМИ существуют в однополярном мире, они работают несправедливо. Они не доставляют информацию о том, что на самом деле происходит в Сирии, и даже разжигают. Поэтому мы вмешиваемся. Исправляем несправедливость, публикуя факты и документы. Мы считаем, что это наше право.

Как «Сирийская электронная армия» выбирает своих жертв?

Простите, на этот вопрос мы ответить не можем. Мы выбираем цели неожиданным образом и всегда их достигаем. Всем СМИ следует быть осторожными и опасаться «Сирийской электронной армии». Искажая факты или распространяя ложь, они сами вносят себя в наш список.

 

Убрать свидетеля (продолжение) 4

Чеченско-Кавказский Комитет Грузии

 

Вместе с тем, я хорошо понимал, с кем имею дело. Для меня уже было яснее ясного, что любой договор, заключенный с грузинскими спецслужбами, «стоит не больше чем бумага, на которой он подписан». Поэтому, несмотря на данные мне представителем Совбеза обещания, я решил не сидеть, сложа руки, а делать хоть что-то, что может приблизить мое освобождение.

Но в одиночку бороться с системой крайне трудно, особенно сидя за решеткой. Без помощи со стороны, скорее всего, я бы так и не смог ничего добиться, если бы не неоценимая помощь, оказанная моими знакомыми –  представителями грузинских общественных организаций. Первым, кто выступил в мою защиту, был председатель Народного Фронта Грузии академик Нодар Ревазович Нотадзе, являвшийся в то время моим заместителем по Чеченско-Кавказскому Комитету Грузии.

С присущими ей решительностью и целеустремленностью включилась в работу по моему освобождению и Светлана Кадахашвили (Джергения), еще один член нашего комитета. С грузинскими спецслужбами у нее были старые счеты. Они ненавидели ее за то, что она была абхазкой, да к тому же состояла в родстве с лидерами Абхазии Владиславом Ардзинба и Анри Джергения. Еще одним поводом для ненависти грузинских силовиков был страх: имея продолжительный опыт сотрудничества со спецслужбами Грузии, Светлана сумела собрать довольно обширный компромат на всех руководителей этих структур. У нее на руках были неопровержимые доказательства их нечистоплотности и двурушничества, ей ничего не стоило бы обнародовать факты многочисленных измен, совершенных высокопоставленными должностными лицами Грузии, по отношению к своей стране.

Вот лишь один небольшой эпизод, о котором поведала мне Светлана, но и он достаточно ярко характеризует нравы, царившие в грузинских спецслужбах. Однажды ей дали особо секретное задание, о котором, как она думала, знали только двое – сама Светлана и глава внешней разведки Автондил Иоселиани. С тайной миссией она отправилась в Сухум, где первый же встретившийся ей родственник предупредил ее: нужно немедленно возвращаться назад –руководству Абхазии известно о том, что ее послали ликвидировать Владислава Ардзинба.

После такой подставы со стороны Иоселиани и его ведомства, Светлана решительно порвала все отношения со спецслужбами Грузии, и стала активно против них выступать. В 2001 году она пришла к нам в офис, рассказала о  подлостях, на которые способны власти этой страны, и предложила создать Чеченско-Кавказский Комитет Грузии,  который,  по сути, стал тем стержнем, вокруг которого стали объединятся антиправительственные силы, недовольные политикой Шеварднадзе (именно так к нам присоединился один из самых непримиримых критиков грузинского президента Нодар Ривазович Натадзе).

Видимо, мое руководство этим оппозиционным комитетом и подтолкнуло грузинские спецслужбы к решению избавиться от меня.  Тем не менее, даже сидя в тюрьме, я ни разу не пожалел об этом шаге, так как в определенный период созданный нами комитет был единственной реальной организацией, защищавшей интересы чеченских и абхазских беженцев.

Моя деятельность по защите прав беженцев и освещению проблем, связанных с войной в Чеченской Республике, были высоко оценены: незадолго до моего ареста меня приняли в ряды известной правозащитной организации «Мемориал». И теперь представители чеченского отделения этой организации Ибрагим Яхьяев и Малика Сайдулаева, также являвшиеся членами нашего Чеченско-Кавказского Комитета Грузии, принимали самое активное участие в работе по моему освобождению.

Скорее всего, мне была уготована участь стать одной из многочисленных жертв грузинских спецслужб. В этих структурах не церемонились с теми, кто стал невольным свидетелем их грязных игр и тайных операций – такие люди, чаще всего, просто пропадали без вести…

Но в случае со мной силовики переиграли сами себя. Раздутая в местных СМИ шумиха о поимке «чеченского журналиста, связанного с Аль-Каидой» и официально предъявленные мне обвинения были настолько нелепы, что в мою защиту выступили не только мои друзья и коллеги, но и целый ряд общественных и политических деятелей Грузии: депутаты парламента Вахтанг Бочоришвили и Джамал Гамахария, руководитель «Кавказского Дома» Наира Гелашвили и ее заместитель Макка Хангашвили, а также многие другие. В результате, под заявлением, адресованном властям Грузии и содержащем требования об освобождении нас и Зураба Хангошвили, подписалось более тысячи человек.

Особую роль в процессе моего освобождения сыграла адвокат Севдия Угрехелидзе, высокообразованная, интеллигентная женщина, имевшая репутацию отличного профессионала не только в Грузии, но и за ее пределами (ее родной брат в то время был членом Страсбургского суда). Благодаря ее усилиям, власти Грузии так и не смогли посадить меня на 15 лет. Не смогли они и тайно передать меня американцам, как это сделали с некоторыми чеченцами и арабами, находившимися в Грузии. Именно так поступили с одним из членов нашего комитета Хусейном Юсуповым. Этому молодому человеку, совершенно непричастному к тем грехам, которые ему приписывали, довелось в полной мере ощутить на себе все «прелести» тайных тюрем США, раскиданных по всему миру…

Словом, неизвестно, как бы сложилась моя судьба, если бы не помощь всех этих людей, не поверивших в то, что простой чеченский журналист Ислам Сайдаев является эмиссаром международного терроризма в Грузии и чуть ли не представителем самого Усамы бен-Ладена. И кто знает: если бы не активная деятельность горстки неравнодушных борцов за правду, чем бы закончилась эта великая афера грузинских властей, задумавших под видом борьбы с международным терроризмом добиться ввода в страну американских войск?..

Однако, пока я находился в заточении, а мои друзья активно добивались моего освобождения, наши противники тоже не дремали. Сразу после моего ареста грузинские спецслужбы сделали все, чтобы прибрать к рукам наше детище – Кавказское Информационное Бюро «КИБЕ», единственный чеченский информационный центр, реально работавший в интересах чеченских беженцев. Наша база была экспроприирована, в руководство бюро были посажены новые представители «Ичкерии», которые были готовы безоговорочно выполнять задания своих патронов и не задавать при этом лишних вопросов.  

В ноябре 2012 года один из них написал статью, в которой полностью подтверждает все мною выше сказанное, и то, о чем я хочу поведать далее. В статье, опубликованной на сайте «Грузия онлайн» под названием «Чеченцы в Грузии: чаяния и тревоги», автор Адаман Иса (Лондон, Великобритания), пишет: «Грузия всегда находила общий язык с империалистической Россией легче и раньше, чем с близким по духу и культуре чеченским народом – тысячелетним соседом. Затаив дыхание мы каждый раз ждали потепления в наших отношениях, но надежды рушились каждый раз, когда власть жертвовала нами ради своих жалких и беспринципных заигрываний.

[…] Очередные политические перемены в Грузии опять породили как надежды, так и тревоги в среде чеченцев, живущих на ее территории. Впрочем, как это было и прежде при Шеварднадзе и Саакашвили, когда чеченцы использовались в качестве разменной монеты (откупа) для «задобрения» большого и злого соседа, каждый раз, когда это было необходимо.

Помнится, что пришедшая к власти «Грузинская Мечта» обещала и продолжает обещать наладить отношения с Москвой, но как, пока не объяснила. […] Есть тревожная информация и предпосылки полагать, что некоторые «ястребы» в грузинской политике могут попытаться использовать Панкисское ущелье с его «ваххабитами» в качестве арены для начала нового флирта. Там могут легко «нарисовать» и Имарат Кавказ, и международных террористов и если угодно, саму Аль-Каиду тоже.

[…] В качестве сжатой справки напомним, что несмотря на то, что в августе 2002 года специальным распоряжением Президента ЧРИ Аслана Масхадова, в Панкисское ущелье Грузии был направлен (по просьбе грузинской стороны) человек (представитель), который по большей части и стал причиной того, что ситуация была разрешена мирным образом – вооруженные формирования чеченцев (в ущерб собственным интересам) были расформированы, а часть передислоцирована в Чечню. Оставшиеся люди – просто беженцы, которым грузинское руководство и международные организации обещали покой и защиту. Одним словом, любые вооруженные подразделения чеченцев просто перестали существовать на территории Грузии еще с начала 2003 года, однако тема Панкиси и якобы чеченских боевиков, живущих там, непрестанно муссируется и по сей день. Мы то и дело слышим небылицы о бородатых ваххабитах, представляющих угрозу то России, то Грузии, или той и другой одновременно – все зависит от текущей пропагандистской повестки. В этой связи стоит еще отметить, что в 2002 году просьба о помощи в Панкийском вопросе поступила со стороны грузинских чиновников, и чеченское руководство тогда откликнулось незамедлительно. Адресованные нам грузинской стороной вопросы были решены ценой пожертвования собственными стратегическими интересами и нечеловеческими усилиями чеченской стороны ради сохранения мира между нашими народами. И было бы несправедливо не заметить огромную роль, что сыграл в этом процессе Иракли Аласания – новый министр обороны в правительстве Бидзины Иванишвили. Он, как непосредственный участник тех событий, знает хорошо, как и ценой каких усилий с нашей стороны был решен вопрос Панкиси. Нам тогда, в тесной увязке с грузинскими органами под руководством Аласания, удалось практически урегулировать то напряжение, которое искусственно создавалось и нагнеталось основными игроками в регионе (по вполне понятным причинам) на протяжении двух предыдущих лет. При этом ни один грузинский солдат не был даже ранен в процессе решения вопроса. Грузинские села, ранее находившиеся под контролем (в хорошем смысле этого слова) чеченских ополченцев, мирно и согласованно перешли под контроль Тбилиси.

[…] Теперь же, когда мы убеждаемся, что становимся «овцами на забой» в разных играх, в том числе и наших грузинских друзей, нас не могут не тревожить новые слухи о новых тенденциях в новом руководстве Грузии. Достоянием ограниченной (пока) публики стала информация о том, что новые грузинские власти намерены «зачищать зачищенное». На этот раз целью могут стать чеченцы, живущие в Панкиси с начала 1999 года – те самые чеченцы, что остались жить в ущелье как беженцы. Вероятно, таким образом, Тбилиси планирует попытаться «наладить диалог» с Кремлем – восстановить возможно разорванные в 2008 дипломатические отношения, опять же на горе и страданиях нашего народа…»

Что тут скажешь? О неоднократном циничном использовании грузинскими властями чеченцев и их проблем написано верно. О тревогах, бередящих души беженцев, нашедших приют в Панкисском ущелье, пожалуй, тоже. Вот только в описании событий далекого 2002 года этот самый Иса, мягко говоря, «несколько не точен»…

Я не знаю, насколько активную поддержку оказывал в проводимых автором операциях Ираклий Аласания, но точно знаю, что сам автор этих строк являлся представителем в Грузии Чеченского Джамаата, а если быть еще точнее – Урус-Мартановского джамаата. Он напрямую подчинялся одному из наиболее одиозных чеченских полевых командиров Магомету Цагараеву, по прозвищу «Нурдин», отряд которого квалифицировался на убийствах работников силовых структур. Сам же Иса являлся именно тем человеком, который формировал в Грузии отряды боевиков, в том числе и ту группу, которая позднее участвовала в операции «Норд-Ост».

 

«Норд-Ост» из Грузии

 

О «нечеловеческих усилиях», затраченных при сглаживании обстановки в Панкисском ущелье, Иса Адаман (Адамов) может знать только понаслышке: он и его напарники прибыли в Грузию уже после того, как нами была проведена титаническая работа по урегулированию взаимоотношений чеченцев и грузин. Чего это стоило – знает только тот, кому действительно пришлось преодолевать эту стену угрюмого недоверия, подолгу объясняясь с каждым грузином по поводу участия чеченцев в абхазском конфликте. Объяснять, что там участвовали не все чеченцы, а лишь 200 человек, в то время как бойцов, входивших в состав армянского подразделения имени Баграмяна, насчитывалось около 6 тысяч. Объяснять, что кроме чеченцев, на стороне Абхазии воевали добровольцы, представлявшие практически все северокавказские нации и народности: казаки, кабардинцы, осетины и др.

Именно мы, подружившись с правительством Тамаза Надереишвили и став с ними партнёрами, совместными усилиями решили вопрос недопонимания и прямой неприязни части грузин к чеченцам. А Иса и ему подобные, прибывшие в Грузию значительно позже нас, не имели никакого представления ни об общественной работе, ни, тем более, о работе политической. Многие из этих «представителей» были даже не способны поддерживать беседу в приличном обществе, впрочем, для возложенных на них задач этого и не особо требовалось.

Они приходили прямиком к нам в офис, и я лично консультировал этих людей, как и с кем нужно общаться и какие отношения строить. Однако мои советы не пошли им впрок: многие из них предпочли сдружиться со спецслужбами Грузии. Причем сдружиться настолько, что эти люди, в отличие от меня, стали числиться штатными сотрудниками АТЦ Грузии. Их «нечеловеческие усилия» были направлены не на укрепление чеченских позиций в Грузии, а на борьбу с конкурентами в вопросах получения и распределения гуманитарных грузов и иной помощи, которая приходила к боевикам и беженцам. Они начали настоящую войну за контроль над денежными каналами. В одном Иса прав: именно благодаря его усилиям, и усилиям таких, как он, независимые отряды чеченских боевиков, которые до того вели в Грузию свою политику, были полностью переподчинены грузинским властям и спецслужбам, и стали работать в их интересах, и в интересах США. Именно по причине лояльности таких «представителей», как Иса Адамов, и их готовности к сотрудничеству со спецслужбами Грузии и западных стран, их сразу же по завершении их «миссии» в Грузии переправили в Англию, где они и по сей день вольготно себя чувствуют под сенью английской «Интеллиджент сервис».

Меня могут упрекнуть: дескать, ты тоже сотрудничал с грузинскими спецслужбами, и какое ты имеешь право упрекать в подобных связях других? Да, отчасти это так. Когда я говорил, что мы вынужденно взяли на себя функцию посредников между властью и членами НВФ, находившихся в Грузии, я нисколько не пытался обелить себя или облегчить свою вину. Я уже достаточно пострадал за свои ошибки, чтобы бояться наказания. Однако дело обстояло именно так, как я и говорил. Находясь в государстве, спецслужбы которого с одной стороны требуют от тебя оказания неких услуг, и будучи под постоянным прицелом членов НВФ, которые с другой стороны тоже требуют от тебя неких действий, трудно решиться на что-либо иное, нежели делать то, что от тебя требуют. Мы, конечно, понимали, что ходим «по острию ножа», однако мы чувствовали и то, что другой нож, занесенный над нашими головами, может в любую минуту приблизиться к нашему горлу, если мы откажемся исполнять роли, определенные для нас грузинской властью.

А вот то, что бывает с нежелающими подчиниться, я смог прочувствовать  на собственной шкуре. Меня еще держали за решеткой, когда в результате активных действий поддерживающей меня общественности, грузинские власти начали постепенно осознавать, что сделать из меня «террориста номер два» (второго по значимости после бен-Ладена) скорее всего не получится. Но и просто так отпускать меня, слишком много знающего о тайных механизмах спецслужб Грузии, в их планы не входило. И тогда родился второй вариант моей нейтрализации – на меня решили натравить членов чеченских НВФ, некоторые из которых давно хотели расправиться со мной.

Официальное обвинение в связях с террористами, которое мне предъявили при аресте, на чеченцев не могло произвести никакого негативного впечатления. Поэтому спецслужбы Грузии запустили слух, что я работал на ГРУ – российскую военную разведку. Полевые командиры по-разному восприняли эту информацию: кто-то понял, что это очередная грузинская провокация, другие только и ждали подобной «отмашки», чтобы в открытую броситься на меня.  Особенно этот слух понравился Увайсу Ахмадову, который меня откровенно ненавидел еще с Грозного. Поняв, что теперь руки развязаны, Увайс со своими подручными Адамом Пашаевым и неким Хабабом из Урус-Мартановского джамаата захватили в заложники Сурхо Идиева, потребовав от него освободить наш офис, передать им все оборудование центра, наши передвижные средства и все помещения, где мы снимали комнаты. Когда Сурхо отказался это сделать без моего приказа, они его попросту избили, приставили к виску пистолет и заставили позвонить мне в тюрьму.  Разговаривал со мной Адам Пашаев. Узнав, что происходит, я для сохранения жизней своих друзей и наших семей дал Сурхо команду подчиниться их требованиям.

Адам Пашаев до приезда в Грузию был членом отряда Арби Бараева и входил в его близкое окружение, в какой-то период даже исполнял в его группе обязанности начальника штаба. В Грузию он прибыл в статусе «Генерального представителя Ичкерии по гуманитарной помощи в мусульманских странах», активно занимался поставкой грузов и их реализацией, после чего отправлял деньги боевикам в Чечню. А вина за разворованную гуманитарную помощь и проклятия беженцев доставались Хизри Алдамову…

Все эти манипуляции с гуманитарными грузами, как уже было сказано, происходили с ведома спецслужб Грузии, «дружба» которых с некоторыми представителями Джамаата началась задолго до второй чеченской кампании. Главным организатором этого взаимодействия был один из ближайших сподвижников Джохара Дудаева проживавший теперь в Баку Ваха Ибрагимов по кличке «Афганец». Еще в первую кампанию он при активной помощи грузинских спецслужб привозил из Афганистана в Чечню американские ПЗРК[1] «Стингер», за что и получил свое прозвище. Помогал ему в этом уже упоминавшийся представитель МГБ Грузии Ливан Габуния.

Ваха Ибрагимов, Адам Пашаев, Иса Адамов были именно теми людьми, кто совместно с грузинскими спецслужбами организовывал, готовил и вооружал боевую группу, осуществившую захват заложников в московском театре на Дубровке, где в тот момент шел получивший печальную известность мюзикл «Норд-Ост». Помогал ли сам Ираклий Аласания Исе и Адаму в подготовке этой операции, я не знаю, но то, что целый ряд сотрудников спецслужб Грузии был в этом замешан – известно достоверно.

Одним из боевиков, выехавших из Грузии в Москву для участия в операции «Норд-Ост» был некто Муслим, отправившийся в российскую столицу со своей беременной женой. За день до выезда я его встретил в Панкисском ущелье: широко улыбаясь он поведал, что везет в Москву на лечение жену. Тогда я, конечно же, не стал задавать больше вопросов, хотя и был искренне удивлен: для чеченского боевика, находящегося в розыске, прибытие самолетом из Грузии в Москву было равноценно добровольной сдаче в плен! Видимо, документы, которыми его снабдили, позволяли ему не боятся разоблачения.

Другим организатором и участником захвата театра на Дубровке, направившимся в Москву из Грузии, был боевик из группы Хаттаба по имени Ясер, более известный под кличкой «Палестинец». За месяц до операции «Норд-Ост» он целую неделю просидел в подвале АТЦ МГБ Грузии, его «обработкой» занимался непосредственно Гия Габуния (тогда еще начальник отдела АТЦ). У таких, как Палестинец, попавших в застенки АТЦ, было только два пути: заплатить за свою тайную переброску в Баку или быть выданным американцам в качестве очередного выявленного представителя Аль-Каиды. Но, в отличие от многих других, бесследно исчезнувших без суда и следствия, Ясер-палестинец неожиданно был выпущен на свободу и, не таясь, вернулся в Панкисское ущелье, где  влился в ряды организаторов готовящейся московской операции.

В скорости после  трагических событий на Дубровке и исчезновения Адама Пашаева ахмадовские бойцы прямо в центре Тбилиси, на улице Марджанишвили, расстреляли из автоматов троих сотрудников МГБ. Одним из этих троих, которому посчастливилось выжить, был Мамука Майсурадзе, отделавшийся ранением в голову. Как ни странно, эту историю быстро замяли, мне даже не удалось узнать судьбу тех, кто стрелял, просочилась лишь информация что среди стрелявших был брат Адама Пашаева.

Весть о том, что чеченцами захвачен театр на Дубровке, мы узнали от одного грузинского журналиста, имя которого я упоминать не хочу. Рано утром он позвонил к нам в офис и начал поздравлять с некой победой и вскоре появился сам с бутылкой дорогого вина. В этот момент меня не было в офисе, там находился только Сурхо Идиев, который отказался праздновать эту «победу», и не только потому, что, как и следует мусульманину, он не пил вина, а в первую очередь потому, что был противником таких методов ведения борьбы. Вино стоимостью около 200 долларов за бокал Сурхо на глазах у изумленного гостя демонстративно вылил в раковину. Больше этот журналист к нам с подобными новостями не приходил…

 

«Имарат Кавказ» – грузинский проект

 

Нынешний эмир так называемого «Имарата Кавказ» Доку Умаров появился в Грузии незадолго до появления там отрядов Гелаева и Межидова. В боях за Старопромысловский район города Грозного погиб практически весь отряд Умарова, а его самого, тяжело раненного, изрешечённого осколками от снарядов, под днищем грузовика вывезли из Чечни.

Где точно он проходил лечение неизвестно, поговаривали, что во Франции. После выздоровления, мало похожий на самого себя от полученных ран, Доку Умаров появился в Грузии и, как и все остальные чеченские командиры, организовал базу в Панкисском ущелье Грузии. Однако, в отличие от других лидеров НВФ, предпочитавших жить в окружении своих боевиков, Доку жил в основном в Тбилиси, в доме по улице Важа Пшавела, рядом с Антитеррористическим Центром МГБ Грузии, с представителями которого он довольно быстро наладил контакты. Среди тех, с кем особенно тесно взаимодействовал Умаров, доподлинно известны глава АТЦ Ливан Кинчадзе, сотрудники этой структуры однофамильцы Гия и Ливан Габуния, Серго Америдзе. Наряду с этим, Умаров и его люди активно контактировали с руководителями грузинской внешней разведки, таможенной службы, рядом высокопоставленных  должностных лиц министерства обороны.

UmarovНесмотря на то, что сегодня Доку Умаров является, по сути, главой исламских фундаменталистов, во времена первой чеченской кампании, будучи в подчинении Руслана Гелаева, он разделял радикальные взгляды своего командира на ваххабитов, не раз заявляя: «закончится война – мы им всем отрежем головы». Позднее, в ходе второй кампании, сражаясь бок о бок с бойцами Джамаата, Умаров настолько кардинально поменял свои взгляды, что после приезда Гелаева в Панкисское ущелье, у них с Доку не сразу наладился диалог, а в последствии их отношения и вовсе разладились. До сих пор некоторые сторонники Гелаева считают, что их лидер погиб по вине Доку Умарова, отказавшегося в 2003 году идти вместе с Гелаевым в Грузию, хотя на самом деле к гибели знаменитого полевого командира привело очередное предательство грузинских властей. Впрочем, об этом чуть позже.

Как я уже говорил, еще до появления Гелаева в Панкисском ущелье осевшие там чеченцы предпринимали попытки как-то упорядочить бесконтрольные «движения» в ущелье, в том числе и в части, касающейся распределения гуманитарной помощи беженцам. Так как я и мои товарищи были одними из тех, кто привозил гуманитарные грузы в ущелье, нам тоже довелось не раз участвовать в общих совещаниях, которыми руководил избранный комендантом Панкисского ущелья генерал Алман[2]. Именно к нему впервые обратились представители властей Грузии за помощью в деле освобождения Абхазии. В ходе обсуждения этого вопроса Алман неоднократно встречался с представителями властных и силовых структур Грузии, в том числе с уже упоминавшимся представителем властей Грузии в Кодорском ущелье Эмзаром Квициани.

На одном из подобных совещаний был поднят вопрос об имеющихся в грузинских архивах документах, связанных с прошлым чеченцев. Грузинская сторона выразила готовность предоставить нам доступ к интереснейшим материалам по Имамату Шамиля, Горской республике и т.д. Впоследствии эта тема неоднократно обсуждалась как на внутренних совещаниях в штабе «чеченских беженцев», так и в ходе многочисленных встреч с представителями общественно-политических кругов Грузии. Уже не важно, кто первый озвучил идею использовать эти исторические документы в интересах современной Ичкерии, интересно другое: к этой мысли нас искусно подводили извне, упорно, шаг за шагом подталкивая к действиям, приведшим впоследствии к созданию Имарата Кавказ.

В конце концов, созрело решение  заявить о том, что Чеченская Республика Ичкерия является правопреемницей Кавказского Эмирата Узун Хаджи, который был признан некоторыми государствами Европы. Речь шла о том, что в этом случае мы автоматически получаем признание мирового сообщества. Помню, я возразил, что если речь идет о легитимизации власти в глазах мирового сообщества, тогда лучше поднять документы и признать Ичкерию правопреемницей Горской Республики: так мы смогли бы предъявить права и на активы, замороженные в банках Англии, которые, по некоторым слухам, до сих пор ждут своих хозяев. Однако мое предложение по Горской Республике почему-то было отвергнуто, и все чаще, и чаще стали говорить о Кавказском Эмирате.

Сразу насторожило то, что основными проводниками этой идеи стали как раз те чеченские представители, кто был теснее всех связан с МГБ Грузии. Смысл происходящего пояснила мне Светлана Кадахашвили:

– Им  нужен именно Эмират, а не Горская республика, – пояснила мне моя главная советница. – Им нужна новая «Большая кавказская война», и желательно с религиозным оттенком. А Горская Республика была светским государством. И не забывай, что в Горскую Республику Абхазия входила как отдельное государство, поэтому грузинам крайне невыгодно реанимировать эту республику, – добавила Светлана.

Этот наш разговор состоялся в 2001 году, и тогда эта идея так и не дошла до практической реализации. Быть может, грузинское руководство, испугавшееся появившихся на территории страны отрядов Гелаева и Межидова, осознало, что на пути к воссозданию своего исторически признанного независимого государства чеченцы могут заявить права и на район Панкисского ущелья. Однако, выпестованная в недрах грузинских спецслужб идея не умерла, и уже через несколько лет, в 2004-2005 г.г., я услышал знакомые речи от директора интернет-сайта «Кавказ-центр» Висами Тутуева, являвшегося представителем Мовлади Удугова в Грузии. Он мне рассказывал, что идея воссоздания Кавказского Эмирата является одной из основных тем его общения с сотрудниками МГБ, куда его часто вызывали на беседу.

Кстати, обо мне в ходе этих «бесед» речь тоже заходила неоднократно. Представители МГБ не раз прозрачно намекали Висами, что я работаю на российскую военную разведку. Пытаясь дискредитировать и ликвидировать меня руками чеченских боевиков, не оставляя надежд устроить это при помощи ахмадовых, бараевых, межидовых и даже местного кистинского джамаата, грузинские власти не учитывали один нюанс: жизнь и смерть человека находится в руках Аллаха, а не в руках грузинских спецслужб!

И сегодня я, выживший с божьей помощью, свидетельствую, что идея создания Имарата (Эмирата) Кавказ принадлежала спецслужбам Грузии, усиленно насаждавшим ее в чеченском обществе. Как мудро предупреждал Карл Маркс, идея материализовалась после того, как ею овладели массы.

 

Группа Хусейна Исабаева

 

IsabaevОдной из групп, находившихся в Панкисском ущелье, был отряд так называемого бригадного генерала Хусейна Исабаева. Он попал в Грузию с потоком беженцев через пограничный пост в Аргунском ущелье близ грузинского селения Шатили. Исабаев являлся официальным командиром чеченских вооруженных сил, подчинявшихся Министерству обороны  Ичкерии. Будучи родом из самого непокорного чеченского тейпа «хачарой», к которому принадлежит и Доку Умаров, генерал слыл очень храбрым и бесстрашным командиром.

Я встречался с ним всего один раз. Поводом для этого стала поступившая к нам с грузинской стороны просьба помочь в освобождении двух польских геологов, якобы находившихся у Хусейна Исабаева в заложниках. С человеком, хорошо знавшим генерала, мы прибыли в селение Халацани, и я рассказал Исабаеву о цели своего визита. Хусейн ответил, что у него действительно находятся в гостях двое польских граждан, которых он спас в горах во время перехода в Грузию, однако они не являются его заложниками и он готов с удовольствием передать их представителям Польши. С грузинскими же властями он категорически отказался иметь дело. «Я им не верю», – отрезал генерал. Вскоре эти поляки действительно вернулись домой[3].

В конце июля 2002 года отряд Хусейна Исабаева, к которому присоединились еще части других групп, выдвинулся в направлении российско-грузинской границы. Этому рейду предшествовал долгий этап подготовки, в которой принимали непосредственное участие грузинские силовики. Силовые структуры Грузии снабдили сводный отряд Исабаева оружием, боеприпасами и картами с обозначенным на них маршрутом,  по которому боевики должны были беспрепятственно проникнуть в Чечню…

Официально было объявлено, что группа Исабаева обнаружила себя, совершенно случайно наткнувшись на некоего чабана, который доложил об этом российским пограничникам. На деле же все обстояло совсем не так: информация о времени и месте перехода боевиками границы была передана России грузинской стороной сразу после того, как Исабаев со своей группой выдвинулся из Панкисского ущелья. Таким образом Тбилиси решило продемонстрировать северному соседу свою готовность к участию в борьбе с международным терроризмом.

Генерал и его люди были обречены. Как и следовало ожидать, при попытке пробиться в Чечню группа наткнулась на засаду, устроенную Итум-Калинским погранотрядом. Завязался тяжелый бой, в ходе которого погиб и сам Исабаев, и больше половины его бойцов. Оставшимся боевикам удалось скрыться, вернувшись на грузинскую территорию, однако многих из них в Грузии ждал неприятный сюрприз: они были арестованы силовыми структурами Грузии за незаконное пересечение границы. Вскорости, в очередной раз ведя свою игру и пытаясь опровергнуть информацию о своем покровительстве боевикам, грузинское руководство почти всех задержанных передало российской стороне. Часть из них отправили в Москву прямо из тбилисской тюрьмы № 5, а другую часть, которую правозащитным организациям удалось защитить от отправки в Россию и освободить, тайно похитили уже после освобождения и тоже передали России. Стоит ли упоминать, что и эта операция была проведена силами АТЦ МГБ Грузии и что непосредственное руководство ею осуществлял Леван Кенчадзе и его подчинённые Гия и Ливан Габуния?

Дело об экстрадированных в Россию участниках этого перехода не раз упоминалось в СМИ. В частности, информационное агентство «ИТАР-ТАСС» регулярно размещало сообщения о расследовании и направлении в суд Генеральной прокуратурой России уголовного дела в отношении 11 участников нападения на Итум-Калинский погранотряд в июле 2002 года. Именно столько чеченских боевиков Грузия и передала России для того, чтобы оправдаться перед Москвой за свои преступления.

Судя по всему, российская сторона благосклонно восприняла этот шаг и положительно оценила готовность грузинских властей к сотрудничеству. Только так можно объяснить тот факт, что эта крайне неблаговидная для Тбилиси история с «подставой» Хусейна Исабаева получила дальнейшее развитие, и подобные провокации прочно вошли в практику грузинских спецслужб. Пройдет совсем немного времени и грузинская сторона «сольёт» России координаты Руслана Гелаева точно так же, как летом 2002 года передала сведения об отряде Хусейна Исабаева.



[1] ПЗРК – переносной зенитно-ракетный комплекс

[2] Генерал Алман, один из лидеров чеченских НВФ, одно время занимавший пост начальника охраны Зелимхана Яндарбиева. В 1996 году в Грозном «отличился» тем, что в отместку за гибель своего брата живьем замуровал в подвалах одного из зданий Национальной службы безопасности группу пленных чеченских милиционеров, погибших там от удушья и жажды

[3] Это были не единственные заложники, в освобождении которых мне пришлось участвовать по просьбе грузинских властей. Мне также довелось принять активное участие в освобождении двух испанских бизнесменов, которых силой удерживали в Панкисском ущелье, и двух югоосетинских предпринимателей, которых освободил Абдул-Малик Межидов, силой забрав их у похитителей.

Кстати, тогда именно я настоял на том, чтобы Абдул-Малик помог освободить этих людей и очистил свое имя, так как похищение осетин приписывали ему (на самом деле их захватил и удерживал бывший подчиненный Межидова Фарнауз Хангошвили). Освобожденных осетин передали в Ахметское отделение МГБ, мгновенно приписавшее эту заслугу себе. Выросший на подобных «подвигах» тогдашний руководитель отделения МГБ Ахметского района Георгий Лордкипанидзе при Саакашвили занял пост заместителя начальника МВД Грузии

У жилого дома в Кизлярском районе Дагестана нашли взрывное устройство

МАХАЧКАЛА, 31 мая — РИА Новости. Взрывное устройство обнаружено рядом с частным домом работницы энергосбытовой компании в Кизлярском районе Дагестана, сообщил РИА Новости представитель МВД республики.

«В Кизлярском районе прямо на входной двери дома работницы энергосбытовой компании была обнаружена растяжка», — сказал собеседник агентства.

Он уточнил, что на месте работают взрывотехники.