«Хизб ут-Тахрир»: всходы терроризма

Война — это всего лишь продолжение политики иными средствами… Кто же не знает это знаменитое высказывание старины Клаузевица? А ведь Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц, умница, до мозга костей вояка, политик и философ, прекрасно знал, о чем говорит. Еще бы, с 12 лет находясь на военной службе и в этом же нежном возрасте приняв первый бой не с игрушечными солдатиками, а с настоящим противником, штурмуя французские редуты, и к тому же получив становление, как боевого офицера, в сражениях против наполеоновских войск в составе русской армии, герр Карл фон Клаузевиц превосходно осознавал одну важную вещь — война это неотъемлемая часть конкуренции, такой же борьбы человеческих интересов и поступков, какой является и политика.

Говоря о политике и войне, можно проследить практически полную идентичность в методах и способах достижения цели. Извечный принцип противостояния брони и снаряда тоже присутствует. Когда броня и средства поражения становятся несоразмерными, появляются новые принципы, например, кумулятивные снаряды, самоприцеливающиеся бронебойные суббоеприпасы — а в ответ появляется активная броня, радиоэлектронные и огневые средства поражения. И третья сила — обладатель передовых технологий — может весьма тонко регулировать ход боевых действий, снабжая то одну, то другую сторону военной продукцией, и получая все возможные выгоды и прибыль.

Следует ли говорить, что в политике этот принцип тоже присутствует. Искусственно создавая один политический блок, умные люди всегда предусмотрят возможность регулирования его деятельности, одновременно создавая противовес. Практически вся геополитика строится именно по этому принципу, и в этом нет равных англосаксам, наиболее искусным политикам на протяжении уже свыше тысячи лет. Наверное, нет нужды пояснять их действия в Европе, на Ближнем Востоке, в Азии, в Африке, в… — да везде, где то и дело создавались, крепли, ослаблялись и рушились всевозможные союзы, альянсы и движения: там сталкивались лбами народы и нации, а англосаксонские манипуляторы никогда не оставались внакладе, приумножая свое влияние и доходы.

Ярчайшим примером служит создание государства Израиль. Основу, так сказать, ядро населения в его новейшей истории составили около 40 тысяч переселенцев-евреев из Европы, а контроль над самой территорией будущего еврейского государства получила… Британия, которой Лига Наций в 1922 году вручила мандат на Палестину. Надо заметить, что мечту о легитимном контроле над Палестиной Британия лелеяла еще с начала 20 века, чему свидетельством стал так называемым меморандум или декларация Бальфура, провозглашавшая готовность Британии стать гарантом национального дома для еврейского народа в Палестине. И именно с такой формулировкой — "национальный дом для еврейского народа" — ей был вручен пресловутый мандат.

Евреи, как ни крути, такие люди, что приживутся и начинают развиваться везде. И вскоре британское мандатное владычество столкнулось с тем, что, несмотря на объявленную квоту, количество переселившихся евреев превысило сто тысяч, а затем и полмиллиона. К тому же у них появилось военизированное ополчение "Хагана", довольно неплохо вооружившееся английским оружием и сразу же вступившее в провоцируемые англичанами боестолкновения с палестинскими отрядами, основу которых составили опять же поддерживаемые Британией "Братья-мусульмане", про что опять же быстро пронюхали настырные евреи, ставшие выступать и против британцев. Это не могло не обеспокоить Британию, и вскоре англичане приступили к излюбленному методу — созданию противостоящих нарождающейся еврейской государственности сил, которые в 1944 году сформировались в Лигу арабских государств. И вполне естественно, что ЛАГ сразу же прониклась к евреям всей рабоче-крестьянской ненавистью.

Тем не менее, Лига была в большей степени политическим образованием, достаточно тяжеловесным на подъем. Выход был найден довольно быстро — британцы сформировали и подготовили Арабский легион, а затем отказались от мандата. И получилось так, что развитие событий, ведущих к первой арабо-израильской войне стало молниеносным: накануне истечения срока британского мандата евреи объявили об образовании государства Израиль, а день в день окончания мандатного срока — 15 мая 1948 года, Лига арабских государств объявила Израилю войну, в которой в авангарде начал боевые действия Арабский легион.

Заварив кашу, англичане добились сразу нескольких целей — поставили в зависимость от своих поставок все стороны конфликта, укрепили, несмотря на отказ от мандата, свое политическое влияние в регионе и заручились гарантированными поставками энергоносителей из стран Ближнего Востока в обмен на сбыт им своих же товаров. Умнейшие, надо признать, люди, хоть и крайне беспринципные.

Не могли обойти вниманием англичане и создание рычагов влияния на религиозное большинство по примеру их давнего успешного опыта с ваххабизмом. "Братья-мусульмане", завоевав огромную популярность, становились все больше и больше самостоятельными, и требовалось заронить в них ту самую червоточинку, через которое можно проводить внутри партии свою собственную политику, влияя на те или иные решения руководства "Братьев-мусульман". И очередным успехом британцев стало создание отколовшейся и формально умеренной "Партии исламского освобождения", больше известной, как "Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами".

Такиуддин ан-Набхани

Формально образование "Хизб-ут-Тахрир" состоялось в 1953 году в Восточном Иерусалиме. Провозгласил начало деятельности партии шариатский судья Такиуддин ан-Набхани, бывший член движения «Братья мусульмане», первый и единственный образованный человек, возглавлявший эту им же самим провозглашенную партию. Как и в случае с сыном Абдул-Ваххаба, тоже не лишенного образования, англичане сделали ставку на интеллект и личные моральные данные — ан-Набхани оказался не более, чем трусом, сбежавшим из района боевых действий сразу же после их начала. Под влиянием британцев этот "шариатский судья" в одной из своих первых фетв вынес осуждение сопротивления Израилю под предлогом того, что любые военные действия должны возглавляться лишь халифом, а не какой-то там Лигой государств, пусть даже арабских. Обладая определенным авторитетом, купленный амир — будущий главный хизбач сумел внести раздрай в действия "Братьев-мусульман", в то время бывшим практически только палестинским движением не фанатичного, а больше патриотического толка — среди них было достаточное количество образованных людей, что в конечном итоге привело к отказу от продолжения активной фазы войны с Израилем и позволило евреям закрепиться в обозначенных границах, а затем и продолжить экспансию на иорданские и палестинские земли.

Собственно говоря, речь сейчас пойдет не об арабо-израильских конфликтах, а о самой "Хизб-ут-Тахрир". "Партия освобождения" явилась первым опытом создания полностью подконтрольной Западу религиозной организации экстремистского толка, охватившей широкие массы идеей "благословенного халифата времен праведных халифов", задолго до образования пресловутых "Аль-Кайды" и "Талибана", при образовании которых прежние ошибки были учтены. Главной ошибкой, и в то же время достоинством партии стала ее большая инертность и декларативное следование методам ненасильственного построения Халифата, что привлекло в ряды хизбачей огромное количество адептов не только на Ближнем Востоке. но и в Азии и даже в Европе. Последнее обстоятельство делало возможным подбор кандидатов на роль лидеров "Хизб-ут-Тахрир" непосредственно из-под руки, облегчая задачу выявления авторитетов и инвестиций в них для британских спецслужб.

После передачи в 1956 году руководства партией от ан-Набхани Абдулкадиму Заллуму, последний проруководил ею вплоть до 2003 года, после чего, под предлогом преклонного возраста, передал ее никому не известному Ата Абу Раште, которого никто не видел. То ли хизбачи сейчас подчиняются человеку-невидимке, то ли такого человека вообще не существует, а рулит процессом какой-нибудь агент Смит, но, тем не менее, "Хизб-ут-Тахрир" исправно функционирует и пользуется всемерной поддержкой правозащитных организаций. А те без вложений ни одну конторку не поддержат, тем более на западные бабки.

Штаб-квартира "Хизб-ут-Тахрир" сейчас находится в Лондоне, в котором регулярно оседают все отбросы типа той же тупорылой, как винная бочка, Заремы Гасановой, мнящей себя полной вином, а на деле набитой г… гремящей объемным нутром. На словах хизбачи ратуют выступают за мирное достижение халифата, на практике же "Хизб-ут-Тахрир" является первичным звеном в подготовке и оболвании крайне радикальных экстремистов. Адепты-хизбачи уже в обычной жизни крайне агрессивно настроены к государственному устройству. что нередко выливается в столкновения с сотрудниками правоохранительных органов — достаточно вспомнить так называемую "хизбачью свадьбу", о которой тут уже рассказывалось, а идеологическая составляющая хизбачей прямо направлена на дискредитацию государства.

После прохождения идеологически выдержанной начальной школы экстремисты, готовые к активным действиям, переходят в более радикальные группировки, отколовшиеся от "Хиб-ут-Тахрир", такие, как "Аль-Мухаджирун", а далее — в группировки "Аль-Кайды" и "Джабхат-ан-Нусра " и им подобные. Таким образом, формально "Хизб-ут-Тахрир" не имеет в своих рядах крайних радикалов, однако является своего рода начальной школой, подбирающей и вербующей кандидатов для дальнейшего их использования в террористической деятельности.

Члены "Хизб-ут-Тахрир" известны своими вербовками не только в России, но и в целом ряде стран Европы и Ближнего Востока. Глава ливанского отделения "Хизб-ут-Тахрир" Ахмад аль-Касас заявил буквально следующее: "

«Никто не сможет объявить, что мы перешли на насильственные пути джихада. И наши некоторые ребята сражаются уже не как хизбии — так что для спецслужб мы не перешли красную линию».

В Лондоне находится и штаб-квартира "Аль-Мухаджирун" — радикального ответвления "Хиз-ут-Тахрир" в главе с неким Омаром Бакри. Омар Бакри бывший подданый Саудовской Аравии, выдворенный оттуда за экстремизм, и получивший в Великобритании политическое убежище в 1986 году. Поначалу Бакри занимался тем, что жил на пособия и случайные подработки в ночных клубах, однако затем Бакри нашел свою стезю, и, как многие неудачники, влился в состав "Хизбы", основав затем "Аль-Мухаджирун". Омар Бакри стал известен в первую очередь благодаря антироссийской риторике, что ничуть не волновало англичан и заставило их зашевелиться лишь тогда, когда Бакри выдвинул идею физического устранения Тони Блэра, бывшего премьер-министра Великобритании. Тогда британцы задержали Бакри и провели с ним разъяснительную работу, завершившуюся подпиской и полным переходом под контроль и управление британских спецслужб.

После задержания Бакри стал еще более нетерпимым — начал проповедовать массовые убийства, публично радовался и одобрял взрывы в Мадриде в 2004 году и в лондонском метро в 2005 году, после чего его, успевшего подготовить и отправить в районы боевых действий на Ближнем Востоке свыше 700 боевиков, удивительно мягко выдворили из Великобритании в Ливан. Однако в Лондоне осталась и трудится в ночном клубе его родная дочь Ясмин (Юссри), которой лично Бакри оплатил операцию по увеличению груди до 5 размера. И уже отбил и приумножил на ней вложенные бабки, 4000 фунтов.

Там, в Ливане, Бакри удивительным образом повторил бегство от войны основателя "Хизб-ут-Тахрир": как только начался ливано-израильский конфликт 2006 года, Бакри судорожно начал щемиться — куда? — правильно, назад в Великобританию. Однако его в туманный Альбион не пустили и этому есть свое объяснение — дело в том, что Бакри являлся уже отработанным материалом, а ему на смену англичане вырастили новых, местных, куда более управляемых "радикалов", получив под руку вполне подконтрольные экстремистские организации, которыми всегда можно манипулировать для достижения внутри- и внешнеполитических целей.

Сын Омара Бакри — Мохаммед (на фото слева), вступил в ИГИЛ и был уничтожен в Алеппо в 2015 году

Подручные британские "экстремисты" из "Хизб-ут-Тахрир", несмотря на свою внешне агрессивную риторику — по сути клоуны, которых можно использовать для всяких грязных делишек. Они не требуют никаких затрат из бюджета, кроме не слишком обременительных пособий, а их существование на фоне периодически инициируемых громких вылазок  позволяет проводить через парламент не только политически выгодные законы, но и выбивать для спецслужб стабильное финансирование и новые штаты. Именно поэтому, несмотря на объективный и обоснованный запрет деятельности хизбачей, как экстремистской организации, в России и в целом ряде других стран, в Великобритании и США они пользуются полной свободой — ручное радикальное стадо иметь очень удобно и выгодно.

Поэтому Британия не только не запрещает деятельность "Хизбы". а еще и всячески поощряет ее. На основанные "Хизб-ут-Тахрир" две религиозные школы в Северном Лондоне и в Беркшире английское правительство выделило более 100 тысяч фунтов стерлингов в 2009 году. Под контролем "Хизбы" находится Лондонский исламский центр, также получающий госфинансирование как от Великобритании, так и по программам Евросоюза. Хизбачи регулярно появляются на телевидении и никто не реагирует на их призывы к свержению государственного строя и установление халифата, так как все это относится не к Великобритании, а к России и окружающим ее государствам. Особенно усердствует в этом бывший алкоголик, а ныне уважаемый руководитель лондонских "хизбачей" имам Кудари.

В России "Хизб-ут-Тахрир" наиболее активную деятельность развивает в Татарстане, где хизбачи не ограничиваются антигосударственной риторикой. Несмотря на формальную разность хизбачей и ваххабитов, они очень тесно сочетаются вместе, не делая различий в достижении общей цели, и именно в Татарстане это слияние в любовном экстазе уже привело к диверсионно-террористической деятельности "Хизб-ут-Тахрир" и убийствам муфтиев, обвиняемых хизбачами в «сотрудничестве с кафирами». Однако после того, как было проведено несколько спецопераций, завершившихся нейтрализацией бандитов, а ячейки хизбачей были вскрыты и пресечена их деятельность, хизбачи дружно начали жаловаться в те же неприемлемые "кафирские" суды, заваливать страданиями интернет и печатные СМИ и организовывать пикеты при поддержке правозащитных организаций.

Вообще "Хизб-ут-Тахрир" очень привержена публичному пиару, что изначально заложено ее британскими кураторами. Они при любом удобном случае стараются пролезть на телевидение, на государственные и общественные мероприятия, круглые столы и форумы, на которых тут же развертывают активную пропаганду. Хизбачи подают заявки на участие в любых значимых творческих, научных и политических семинарах, конференциях и конгрессах, на которых, впрочем, кроме самопиара ничем не занимаются — неудивительно, что они там никому не нужны, а после того, как им отказывают, они бегут плакаться правозащитникам, что их ущемляют. Лицемерие и сволочная сущность хизбачей заключается в том, что якобы ненавидя и отрицая "тагут" и "куфр", они ни за что не пропустят возможность им воспользоваться в своих интересах.

Но это здесь, в России. То есть, в нашей стране и в тех странах, которые находятся в сфере деструктивных интересов Великобритании и США. Здесь хизбачи, подкармливаемые зарубежными вливаниями, напоминают крыс, подготовленных печально известным отрядом "731", которых во время Второй мировой войны японские "специалисты" запускали на воздушных шарах на территории противника, предварительно заразив их чумой, сибирской язвой и прочими увлекательными с точки зрения медицины заболеваниями. Крысы, попав на территории городов, должны были распространить смертельные заболевания, ослабить противника и привести Квантунскую армию к победе. Но в лабораториях отряда крысы были абсолютно безвредны и над ними можно было ставить любые опыты.

"Хизбачи" — те же самые крысы. Разнося заразу на территории противника, в английских и американских "лабораториях" члены "Хизб-ут-Тахрир" служат для своих собственных, внутренних "исследовательских" целей, над которыми весьма удобно экспериментировать и добиваться поставленных целей. "Хизбачами" пользуются, в первую очередь, для того, чтобы поддержать в европейском и американском обществе требуемый уровень антиисламских настроений и оправдать политические ходы спецслужб.

Несмотря на то, что наши "хизбачи" по своей сути больше шуты, чем реальные террористы, их недалекость вполне успешно используется для нагнетания обстановки во всех регионах Российской Федерации. Сами они способны лишь на мелкие пакости, однако при грамотном внешнем управлении — а то, что хизбачи управляются английскими спецслужбами, сомнений даже быть не может — они способны и на реальные террористические вылазки. Именно члены "Хизб-ут-Тахрир" представляют собой "глупое оружие" замедленного действия, своего рода спящую бомбу, которая в любой момент может быть использована для взрыва в нужном месте в нужное время, у нас.И можно и дальше недоумевать, почему их, таких внешне безвредных, запрещают в России. Их запрещают именно потому, что никому не хочется иметь дома мину с проводами, проведенными в дом недоброжелателя. Пока эта мина лежит мертвым грузом, изредка напоминая о себе спотыканиями о ее корпус, но стоит зловредному соседу нажать на кнопку и взрыв произойдет не у него, а в нашем доме.

Какими бы придурками не выглядели члены "Хизб-ут-Тахрир", надо понимать, что именно придурков удобнее всего использовать. Само собой, в руководстве хизбачей в Лондоне сидят не придурки, а весьма умные и деятельные манипуляторы, использующие низовые звенья втемную для проведения политики англосаксов. А те всегда были заинтересованы в управляемой дестабилизации соперников. Дело за малым — когда поступит команда помыслы обратить в действия.

Полный текст статьи: http://operline.ru/content/stati/khizb-ut-takhrir-vskhody-terrorizma.html