Компартия Китая: интриги и подковерная борба

18—24 октября в Пекине в Доме народных собраний состоялся 19-й Съезд Коммунистической партии Китая, который заслушал и рассмотрел доклад прежнего ЦК КПК (18-го созыва), рассмотрел и утвердил поправки к Уставу КПК, а также избрал Центральный комитет КПК 19-го созыва. Съезд также обсудил экономическую и политическую ситуацию в Китае и мире, а также сформулировал стратегическую линию развития КНР на ближайшие годы.
25 октября прошёл первый пленум Центрального комитета в новом составе, который избрал, в свою очередь, Политбюро ЦК и его Постоянный комитет.
Его главным итогом можно назвать окончание «коллективного правления», при котором генеральный секретарь ЦК КПК был «первым среди равных». 

Как и ожидалось, пленум обновил состав Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК — ключевого руководящего партийного органа страны. Были заменены пять из семи его членов, являвшихся креатурами прежних руководителей Китая Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао. На второй срок избраны Си Цзиньпин и премьер госсовета Ли Кэцян. Трое из пяти новых членов Постоянного комитета — ближайшие сподвижники главы КНР.
Так, Ли Чжаньшу — новый глава Всекитайского собрания народных представителей (высший законодательный орган КНР) — в дружеских отношениях с Си Цзиньпином еще с начала 1980-х, когда оба возглавляли соседние уезды в провинции Шэньси. Когда Си Цзиньпин стал генсеком, Ли Чжаньшу стал главой канцелярии ЦК и доверенным лицом генсека на переговорах с Россией (в этом качестве он дважды приезжал к Владимиру Путину).
Чжао Лэцзи — новый глава Центральной комиссии КПК по дисциплине — также выходец из родной провинции генсека (и ее партсекретарь в 2007—2012 годах). Много лет он являлся заместителем Ван Цишаня, соответственно под контролем Си Цзиньпина остаётся «партийная спецслужба» со всем штатом оперативников, правом проводить задержания и держать подозреваемых в секретных тюрьмах.
Ван Хунин — новый глава секретариата ЦК — считается главным теоретиком партии (в т.ч., автором концепции «Один пояс, один путь») и также близок к Си Цзиньпину.
Ван Ян и Хань Чжэн (глава Народно-политического консультативного совета и первый вице-премьер) не принадлежат к ближнему кругу Си Цзиньпина (первый — выдвиженец Ху Цзиньтао, второй — Цзян Цзэминя).  Одновременно был обновлён состав всего политбюро ЦК КПК. Впрочем, большинство из 25 его членов — также выдвиженцы Си Цзиньпина.
Канцелярию ЦК унаследовал Дин Сюэсян (экс-глава личного аппарата Си Цзиньпина все последние десять лет), главным по кадрам стал Чэнь Си (студенческий друг главы КНР, с которым они жили в одной комнате в общежитии университета Цинхуа), Лю Хэ (новый глава Центра политических исследований при ЦК КПК), по слухам, рос в соседнем с Си Цзиньпином дворе в Пекине.
До прихода к власти Си Цзиньпина (в 2012 году) в политической системе Китая были видны чёткие правила сменяемости высшего руководства раз в 10 лет, однако теперь личное влияние главы Китая значительно выросло. О этом говорит, например, решение съезда от 24 октября «включить идеологию Си Цзиньпина в устав КПК». Ранее такой чести удостаивались только основатель КНР Мао Цзэдун (при его жизни) и реформатор Дэн Сяопин (после его смерти). 
Впрочем, съезд отправил в отставку «главу партийной спецслужбы» — Комиссии КПК по дисциплине Ван Цишаня, который считается «правой рукой» главы государства, которому уже исполнилось 69 лет («неписанные правила» КПК запрещают после высшим функционерам после достижения 68-летнего возраста переизбираться на новый срок). Это означает, что Си Цзиньпин не намерен прямо нарушать традиции.
Еще «патриарх китайских реформ» Дэн Сяопин ввел правила сменяемости высших китайских руководителей, в числе которых традиция, чтобы имена двух преемников — нового генсека ЦК КПК (который также совмещает посты председателя КНР и председателя Центрального военного совета) и премьера Госсовета КНР — становились известны за пять лет до их назначения. Пять лет преемники «проходят стажировку» — один на посту зампреда КНР, другой — на посту первого вице-премьера (таким был и нынешних руководителей).
Китай с Си Цзиньпином во главе, по-видимому, будет отходить даже от «демократического антуража». Реальные же методы управления далеки, насколько можно видеть, от демократических процедур. 
Так, сам Си Цзиньпин пришел к власти вследствие комбинации с Бо Силаем (партийным боссом Чунциня), которому прочили место в политбюро, и, возможно, ещё выше. Бо Силаю долгое время подыгрывали, с его помощью раскололи оппозицию, но затем в 2012 году разразилась серия скандалов, вследствие чего Бо Силай лишился своих постов и попал в тюрьму. Его сторонников сделали «мишенью для охоты».

Теперь эта история повторилась с Сунь Чжэнцаем, которого рекламировали как «будущего преемника» Си Цзиньпина в 2022 году, однако в июле 2017 года посадили в тюрьму и вычисляют его сторонников. 
В современном Китае официальные зарплаты партийных функционеров низки. Это провоцирует крупных партийцев на коррупцию, которую высшая власть может «вовремя заметить» или «не заметить». Можно предположить, что Си Цзиньпин доплачивает каким-то образом функционерам, обеспечивая дополнительно лояльность.
Запад вынужден вести себя осторожно с таким гигантом, как Китай. Рост ВВП Китая (6,5% в 2016 году) по-прежнему остается одним из лучших на планете и превосходит аналогичный показатель у США (2,2%). США и Запад в целом сегодня сильно завязаны на торговлю с Китаем, намного превосходя в этом Россию.
Интересно, что Запад пока «заигрывает» с Китаем, позволяя, например, китайским спецслужбам похищать людей в Гонконге, Таиланде и других странах ЮВА. Для Запада в этом есть смысл: таким образом китайским эмигрантам не дают возможности стать серьезным политическим фактором. Страх китайских эмигрантов перед Си Цзиньпином толкает этих эмигрантов в объятия западных спецслужб. 
Китай последовательно избавляется от подчинения западной элите. Следующая «большая ротация кадров» пройдёт в марте 2018 года, когда на сессии Всекитайского собрания народных представителей будет обновлен состав Госсовета, самого собрания и многих других формальных государственных органов. Власть Си Цзиньпина, вероятно, продолжит укрепляться.
При внешней демократичности власти в Китае реальная борьба между группировками проходит жёстко с помощью внутрипартийных интриг, «спецопераций» и совсем не демократичной «внутрипартийной спецслужбы» — Центральной комиссии КПК по дисциплине. «Борьба с коррупцией» продолжит вестись избирательно и останется инструментом управления и обеспечения преемственности группировок, а не самоцелью, как нередко принято считать.
Отсутствие обозначенного преемника Си Цзиньпина, а также внесение его имени и идей в устав КПК означают, что его личное влияние укрепилось и стало гораздо сильнее, чем у его предшественников. Скорее всего, свою мощную власть Си Цзиньпин использует для проведения назревших структурных реформ, а не для укрепления несменяемости своей группировки. Об этом можно судить по почти полному отсутствию «красных принцев» (детей элиты) в составе Политбюро. 
В 2023 году Си Цзиньпин, вероятнее всего, уйдёт с поста председателя КНР. В этом случае пост генерального секретаря (главы КНР) получит выдвиженец, не имевший опыта работы в Постоянном комитете Политбюро ЦК, что может ослабить страну.

Полный текст статьи: http://operline.ru/content/v-mire/kompartiya-kitaya-intrigi-i-podkovernaya-borba.html

Добавить комментарий